Галерист Ильдар Узбеков: исторические ценности в прошлом году похищались и в европейских странах

Категория: Публицистика
Просмотров: 882

Кража картины Архипа Куинджи "Ай-Петри. Крым" из Третьяковской галереи стала в последнюю неделю одной из самых читаемых и тиражируемых новостей в России. Естественно, СМИ каждый по-своему старались рассказать о данном инциденте.  Например, «Российская газета" /rg.ru/ попросила комментарий у мецената и совладельца арт-галереи в Лондоне Ильдара Узбекова.

Ведь Ильдар Фуадович Узбеков как раз является человеком компетентным в вопросах организации выставок картин и проблем, которые связаны этим сложным процессом.  

 

РГ: Может ли произойти подобный случай в странах Западной Европы?

 

Ильдар Узбеков: Я приведу вам в пример несколько случаев только прошлого 2018 года. В ноябре неизвестный преступник похитил картину Пьера Огюста Ренуара из галереи венского аукционного дома Dorotheum. Ровно таким же способом, как и в Третьяковской галерее. Мужчина вошел в галерею, снял со стены картину, вышел из здания и исчез в толпе. Его, кстати, пока не нашли. В июле, в Швеции неизвестные вынесли из собора в городе Стренгнес корону короля Карла IX, корону королевы Кристины, а также прочие символы шведской монархии. Тоже средь бела дня. Воры выбежали из собора, прыгнули в поджидавший их катер и скрылись. Украденные реликвии реально бесценны. Ну, и напомню, в апреле прошлого года во Франции была украдена одна из главных реликвий Бретани - золотой контейнер, в котором хранится сердце Анны Бретонской. Кстати, первая в Европе принцесса, одевшая на свою свадьбу в конце 15 века платье белого цвета, который до того считался траурным.

 

РГ: А зачем вообще воруют картины из музеев, ведь их невозможно продать?

 

Ильдар Узбеков: Все музейные собрания оцифрованы и находятся в открытом доступе. Еще несколько лет назад я тоже так считал. Есть расхожее мнение, что ворованные произведения искусства покупают сумасшедшие коллекционеры и тайно любуются ими в своих подвалах в полном одиночестве. Где та грань, за которой безобидное и вполне естественное желание чем-то обладать переходит в болезнь, до сих пор не ясно. Но такие больные коллекционеры, видимо, существуют, как и существует, надо полагать, черный рынок ворованных предметов искусства. Однако есть и другие покупатели и вполне легальные, например страховые компании.

 

РГ: Страховые компании? Поясните.

 

 

Ильдар Узбеков: Представьте, звонит преступник владельцу страховой компании и говорит, что у него находится украденная из музея картина, о чем давно трубят все СМИ страны. Он хочет продать ее за треть или четверть страховой стоимости, иначе грозит уничтожить картину и страховой компании придется выплачивать всю сумму страховки. Да, преступлением является сговор с ворами за спиной полиции, да, с преступниками в принципе нельзя договариваться, обманут, но… Мы вдруг узнаем из СМИ, что кто-то совершенно случайно нашел эту украденную картину на помойке, или случайно увидел в окне подвала, или еще каким-то самым невероятным образом она нашлась…

 

РГ: Некоторые СМИ обсуждают конспирологическую версию о том, что картина давно могла быть подменена на копию и попытка воровства должна была скрыть другое воровство, совершенное ранее.

 

Ильдар Узбеков: Этот сценарий по-моему уже был обыгран в гайдаевском фильме "Операция Ы", где герои должны были имитировать ограбление базы, которая была уже разворована. Как видите, ничто не ново под Луной. Даже самые завиральные гипотезы.

 

Завершая беседу, Ильдар Узбеков по просьбе издания дал свой прогноз возможных последствий от кражи картины Куинджи:

- Негативные последствия - это дискредитация руководства музея и организации, которая призвана для охраны музея. А у всех есть свои конкуренты и они не дремлют. Возможны и позитивные последствия: такой инцидент должен способствовать привлечению средств в бюджет музея, например, для закупки новейших охранных систем, для увеличения штата смотрителей и т.д. Очевидно, что российским музеям выделяется недостаточно средств для эффективной охраны их бесценных коллекций.