Район плюс

Интернет-газета Ростовской области

Фотогалерея


такое раз...

Кузнечно-прессовое производство – современные технологии обработки металла

После кризиса в 1998 году в российской промышленности, в том числе и в металлургической отрасли стал наблюдаться небольшой экономический рост. Небольшой, но стабильный. Это общее направление затронуло и кузнечно-прессовое производство, в основе которого лежит обработка металла давлением. Главный плюс современного кузнечно-прессового производства в том, что имеющиеся на производстве пресса и другое оборудование позволяют обеспечить высокую производительность при экономичной энергоемкости. Кроме того, в процессе изготовления нужных деталей: поковок, фланцев, раскатных колец и других в результате обработки металл становится более плотным, так как значительно уменьшаются и даже полностью исчезают внутренние микрополости. Это служит улучшением его механических свойств.

Для работы с металлами и сплавами кузнечно-прессовое производство имеет возможность проводить их пластическую обработку (как холодную, так и горячую), что не только улучшает их свойства, но и дает возможность получить любые поперечные сечения изделий, что практически невозможно при других видах обработки металлов.

Современное кузнечно-прессовое производство располагает высокотехнологичным ковочным оборудованием, оснащено ковочными кранами, манипуляторами, формовочными и штамповочными прессами. Кроме того, удалось сохранить и дополнительно обучить рабочие кадры и сотрудников ИТР, что позволяет производить качественные, конкурентоспособные изделия, а также решать производственные задачи любой сложности. Предприятие проводит модернизацию оборудования кузнечно-прессового производства и продолжает выпускать поковки ответственного назначения, оснащается прессами большей мощности.

Реклама

Продажа аккумуляторных батареи - аккумулятор 24 вольта.

Неизвестные страницы Великой Отечественной войны. 1941-й. Пропавшие в Брянских лесах.

22 июня 1941 года открылась трагическая долгая летопись Великой Отечественной войны. Германия напала на СССР и более трех лет ожесточенные бои шли на европейской части страны. Особенно горькими, усеянными миллионами жертв стали первые месяцы. Именно об это времени очень трудно найти правду, в том числе восстановить имена, сложивших голову на полях и в лесах России, Украины, Прибалтики и Белоруссии. Но, если есть возможность и желание, делать это нужно. У директора Егорлыкского районного музея, поисковика Дмитрия Санина в 1941 году в боях под Москвой пропал без вести родной дед. Долгие годы Дмитрий пытается найти хотя бы какую-то информацию о нем.  

 

- Мой дед – Дмитрий Иванович Санин - был призван в первые месяцы войны, 29 августа 1941 года. Из Егорлыкского района тогда получили повестки многие хуторяне и станичники, в том числе и мужчины с хутора Новоукраинка.

Как рассказывала мне бабушка и тетки – их призвали и отправили на переподготовку в лагеря под Белой Калитвой. Эти лагеря действовали в августе, в сентябре 1941 года. Первая партию красноармейцев убыла на Брянский фронт, а вторая -  на Сталинград

Поэтому в каком-то плане сейчас идет путаница. Но нужно запомнить одно – под Брянск отправлялась 45-я запасная стрелковая бригада. В ней было три полка, которые потом примут участие в боях на Брянском фронте. В состав бригады входили - 63, 65, 70-й запасные стрелковые полки, 54 запасной артиллерийский полк и некоторые другие подразделения.

После долгих поисков через архивы. Бесед с очевидцами того времени точно известно, что 30.09.41 бригада из Белой Калитвы была оправлена эшелонами по маршруту Лиски-Грязи-Елец-Орел.

То есть, 5.10.41 бригада должна была прибыть в Орел. Но уже 3.10.41 Орел был занят немцами, то есть  Брянский фронт был разорван. Куда дальше бросили бригаду, в том числе и донских, егорлыкских солдат не понятно.

Точно знаю, что были письма многим нашим землякам, в  том числе в Вешенскую. И в этих письмах точно упоминается станция Елец. Такое же письмо было и у моей бабушки. Получается, что на станции Елец все бросили письма 3 октября и больше весточек практически никто не получал. Правда, бабушка вспоминала, что приходило еще два письма, дед, якобы был в окружении, а потом вырвался и вернулся к своим.

Так куда же дальше после Ельца пошла бригада? Опять же только можно предположить, что в сторону Брянска, через Ефремов, а дальше на Болхов, Белев.

Судьбы тех, кто должен был воевать в составе бригады сложились по- разному. В поисках следов данной бригады мне удалось найти тех, кто был вместе с дедом. Например, с ним был земляк -  Реуцкий Михаил Сергеевич. Он призывался, как рядовой, в 65-запасной стрелковый полк и отправлялся с этой маршевой частью на Брянское направление, в Брянские лесах. Он тогда сбежал с фронта, и еще в период войны был осужден по статье за дезертирство. Так вот он в 1975 году рассказывал  следующее – был контужен, попал в госпиталь и упоминает станцию Горбачи (она находится между Брянском и Тулой). Это было 23 ноября 1941 года.

В оправдание именно этого человека стоит сказать, что оттуда дезертировали многие. Когда они пошли на встречу с врагом, то в руках несли, якобы, патроны. А потом как выяснилось, в этих ящиках были ржавые гвозди. Соответственно, не было винтовок. При отправке, сказали, получите в той части, куда вас введут в штат. Но до строевой части запасникам добраться не удалось. Увы, оружие было только то, что удавалась найти, подобрать на месте боев.

Некоторые метались, как вспоминают вешенские ветераны тех стражений, по брянским лесам, поели всех лошадей, ели седла, кожу. Оттуда и большой процент дезертировавших. А еще, доподлинно известно, что некоторые из тех бойцов, что были в Брянских лесах в 1941 году, попали в плен.

Содержали их в полевом лагере для военнопленных в городе Сеща. Место было просто обнесено колючей проволокой с небольшой охраной. И оттуда пленные уходили. По воспоминания очевидцев, уходили для того, чтобы собрать оставшиеся на полях колхозные овощи – капусту, свеклу, Немцы ловили таких пленных и расстреливали

Есть такие воспоминания и от красноармейца из 65-го запасного стрелкового полка Стрижак Николая Федоровича. Он тоже попал в плен, но его освободили наши части почти сразу. Но до этого уже почти половина солдат была расстреляна. Также в рассказа очевидцев, кого мне удалось найти, там был солдат призывавшийся из Войновки по фамилии Шевченко.

Те, кто вернулся в Войновку – Богданов,  Жихарев  и другие – они сказали, что якобы видели этого Шевченко. Выскочил из охраняемой зоны за вилком капусты на поле и был застрелен.

Тот же Стрижак подтверждал, что когда пошли в бой – винтовок не было. Бросали в бой всех. Кто был под рукой, ведь там на брянском направлении ситуация сложилась катастрофическая. Здесь зажали в клещи 50-ю армию, к которой, возможно, и была приписана 45- запасная бригада. Этот фронт еще называли «перевернутым фронтом». В этой мясорубке больше половины переброшенных мобилизицонных частей сгинуло так  и добравшись до порядков воющих армий.

Время было страшное, горькое и понятно, что некому было следить и сохранить документы. Так, что даже документально отследить, кто тогда выжил, погиб, где воевал дальше невозможно. Чуть позже, уже на Сталинградском направлении 45-я запасная бригада  вновь появляется в списках частей РККА. Но это уже другие люди, другой набор, прошедший через переподготовку в Белой Калитве. А вот, к сожалению, по этим ребятам, погибшим в 1941-ом практически ничего не известно.

 Они не виноваты, они шли на защиту Москвы, но ушли безымянными, оставшись в брянских лесах, иногда даже не успев сделать ни одного выстрела во врага.  Пусть их имена забыты, но они такие же герои Великой Отечественной войны и они тоже внесли вклад в Победу, своей жизнью.

 

Когда приходит цветень

В Целинском районе идут весенние  полевые работы

 

Апрель – по-древнерусски «цветень». В этом году, с достаточно поздней весной, четвертый календарный отрезок года вполне оправдывает свое старое название.

Именно сейчас донская степь наконец-то начинает играть своим самими яркими красками – будь-то зацветающие плодовые деревья, редко встречающееся теперь разнотравье, робкая зелень лесополос и, конечно же, нынешняя гордость донской земли – изумрудный ковер озимой пшеницы.

Нет пока в этом разноцветье разве что мягкой нежной зелени ячменей и бобовых, но пока еще не их срок – сев ранних яровых закончился не так давно и потому участки с ними серыми ровными квадратами в какой-то степени диссонируют в общей мозаике пейзажа.

Допустим, в ООО «Агрофирма «Целина» ранние яровые в ООО «Агрофирме «Целина» посеяли в первой декаде апреля. В принципе, успели  до Пасхи разместить на полях более полутора тысяч гектаров ярового ячменя и свыше двух тысяч гектаров гороха. В структуре весеннего сева есть еще немного, около 80 гектаров, овса.

 Впрочем, объёмы современного ярового сева не такие уж большие, тем более, что для этого вида полевых работ было задействовано 8 «джондировских» посевных комлексов, агрегатированных  с импортными тракторами различных ведущих брендов, имеющихся в мощном,  современном парке самого крупного агрохозяйства Целинского района.

А дальше… Дальше вс по плану весенне-полевой кампании. Закончен сев сахарной свеклы, которую разместили на 409 гектарах. На данный момент  идет сев зерновой кукурузы. Этой культуре в хозяйстве в 2018 году отведено 1300 гектаров. Выведены сеялки и на сев подсолнечника. Его запланировано разместить на 9 тысяч гектаров.

Если брать посевные площади прошлого года, то несколько уменьшился клин зерновой кукурузы. Но это ни о чем не говорит, разве что о недостаточной урожайности «королевы полей» по 2017-му году в 41 центнер с гектара. Соответственно, при четко организованном экономическом анализе в агрофирме кукурузе в этом году предпочли более высокоурожайные и более  выгодные культуры.

Подчинен экономике производства и выбор гибридов – в этом году их используется всего 4 – удачно  зарекомендовавшие по прошлому году  «Делитоп» и ДКС и два «пионеровских». Последние, к слову находятся на испытаниях, на двух клетках по 50 гектаров. То есть, идет нормальный процесс подбора посевного материала по всем видам культур.

По подсолнечнику также в этом году используют  всего два основных гибрида – один «пионеровский», второй «сингентовский».

- Они дали в прошлом году самую высокую урожайность, вот их мы и оставили, - объясняет позицию главный агроном ООО Владимир Александрович Забураев. - Оба гибрида относятся к технологии «экспрес сан». Протравлены не только фунгицидами, но и системным инсектицидным  Круйзером против вредителей.

На пропашном севе задействовано 3 36-рядных «джондировских» сеялки и 1 - 24-рядная и 2 «Плантера». На подготовке почвы работают 5 культиваторов. Весь сев без исключения идет с удобрениями.

С одной стороны хватает и техники, и механизаторов, с другой – давно в такие сжатые сроки не приходилось проводить весеннюю кампанию. Но крестьяне – от руководителя до механизатора, - привычны к любому ритму, тем более. что при использовании  современных технологиях и не менее современной техники полевые работы идут практически круглосуточно.

Кстати, с 17 апреля в ООО «Агрофирма «Целина» начали уже и вторую подкормку озимой пшеницы. В первую - в феврале-марте подкормили всю площадь озимой аммиачной селитрой из расчета 200 килограммов на гектаров. Чуть позже, перед фазой флагового листа еще раз внесут удобрения.

 Объемы большие, ведь под урожай 2018 года сеяли снова более 20,5 тысяч гектаров озимой. Но все это будет выполнено, никто не сомневается. Повторимся, но в ООО достаточно и людей, и техники. Например, в разнообразном техническом парке имеется сейчас 12 опрыскивателей, в том числе 10 высокотехнологичных импортных, пять из которых самоходные «Кейсы».

На самом новом, купленном в прошлом году, работает механизатор Дмитрий Быковский. Дмитрий – механизатор достаточно опытный. 12 лет назад он с родителями приехал из Заветинского района и поселились в Степном. Сначала в ООО «АФ «Целина» пришел трудиться отец, потом и сын, у которого уже десятилетний стаж работы в одном агрохозяйстве

- Нравиться в районе, в хозяйстве. Все устраивает. Новая техника, зарплата нормальная, созданы прекрасные условия труда, - особо подчеркивает последний момент Быковский.

Пока беседуем, в емкость самоходного опрыскивателя заправляют очередную порцию удобрений – время не ждет, тем более, что параллельно с выполнением производственной задачи, по распоряжению генерального директора предприятия В. В. Бородаева, идет хронометраж каждой операции, в том числе проверяется длительность заправки опрыскивателя рабочей смесью.

Все это необходимые звенья отлаженной, безостановочной жизнедеятельности одного из ведущих агрохолдингов Дона. Их этих мелочей складывается рентабельность продукции, от этого зависит прибыль, а, значит, и «новая техника, нормальная заработная плата,  прекрасные условия труда».

Для многих эта грань сельскохозяйственной отрасли прячется «за кадром», соответственно,  зачастую остаются вне поля видимости все составляющие той или иной технологической цепочки, используемой, в общем в АПК или в каждом отдельно взятом агрохозяйстве. Для большинства видим и осязаем лишь конечный итог – расфасованная мука, хлеб, крупы, масло, выставленные или уложенные на полках магазинов.

И мало, кто вспоминает, что начинается все на вот этих бесконечных полях, в дни, когда приходит апрель-цветень. В дни, когда хлеборобу нужно успеть так много, чтобы вырастить полновесный качественный урожай.

Д. Клименко

Е.А. Решетняков: «К работе ветеринарных специалистов нужно относиться с пониманием»

Наступила весна и ветеринарным специалистам добавилось забот. Ведь уже с первых дней марта нужно обеспечить  противоклещевые обработки скота, провести отбор материала для диагностических исследований,  иммунизацию сельскохозяйственных животных против заразных, в том числе особо опасных болезней животных, общих и для человека.

Можно сказать, что вопрос как всегда стоит именно так – ветеринарным специалистам нужно сохранить положительную эпизоотическую ситуацию в частном секторе районного животноводческой отрасли. О том, что сейчас большего всего волнует районных ветспециалистов мы побеседовали с начальником Целинского филиала  ГБУ РО «Ростовская облСББЖ с ПО» Е.А. Решетняковым.

 

 

–Евгений Александрович, начинается пастбищный период для крупного и мелкого рогатого скота. Какие задачи стоят перед ветеринарными специалистами Целинского филиала ГБУРО «Ростовская облСББЖ с ПО»?

- С наступлением теплых погодных условий всегда резко обостряется  ситуация по заболеваемости  крымской геморрагической лихорадкой (КГЛ).Здесь активизируются клещи, переносчики вируса КГЛ,клещевого энцефалита. Основными прокормителями взрослой особи клеща является  крупный и мелкий  рогатый скот. Чтобы уберечь людей и животных от клещей необходимо владельцам животных не отказываться от проведения аккарицидных обработок, которые проводять ветеринарные специалисты Целинского филиала ГБУРО «Ростовская облСББЖ с ПО»(обрабатывать животных необходимо 1 раз в 10 дней). Для  проведения аккарицидных обработок животных в личных подсобных хозяйствах граждан федеральным и областным бюджетами выделятся денежные средства для приобретения аккарицидных препаратов.В настоящее время в филиале имеются препараты для проведения аккарицидных обработок животных в достаточном количестве.Для проведения  обработки маточного поголовья ,где имеются ограничения по молоку Целинскому филиалу выделено препарата «Циперил» на 2000 голов коров. Поступление препарата «Цеперил» ожидается  в апреле 2018 года.

  Поэтому, наша главная задача на сегодня - провести аккарицидную обработку крупного рогатого скота и мелкого рогатого скота до выгона на пастбище. При участии сельских поселений  осуществляется постоянный контроль за выпасаемым поголовьем

.

   -  Обработки будут проводится своими силами? С какими сложностями приходится сталкиваться?

 

-Да, обработки  будут проводится силами ветеринарных специалистов филиала, имеющимися препаратами. Но на территории сельских поселений имеются ЛПХ, владельцы которых не выпасают имеющееся поголовье. Вот и приходится ветеринарным специалистам проводить подворные обходы, чтобы обработать животных, провести разъяснительную беседу с владельцем, убедить его в проведении обработки. Зачастую приходится неоднократно выезжать в один и тот же населённый пункт для проведения мероприятий из за  игнорирования владельцев скота требований ветеринарных специалистов.

По приказу директора ГБУРО «Ростовская облСББЖ с ПО» В.Г. Жилина  на территории Ростовской области с 1 марта 2018 года проводятся профилактические мероприятия. Работы сейчас идут в полном объёме. Пользуясь случаем, хотелось бы обратиться ко всем собственникам животных, отнеситесь с пониманием к поставленным задачам перед ветеринарной службы в части  проведения профилактических мероприятий, направленных на профилактику людей и животных.

 

- Если мы заговорили о конкретном поголовье которое имеется у населения, нельзя ли напомнить цифру поголовья, которое нужно обработать против тех же клещей?

–По районному  плану на  2018 год  эктопаразитарной обработке скота мы должны подвергнуть 8000 голов крупного рогатого скота 12000 голов мелкого рогатого скота в хозяйствах всех форм собственности. Если в ЛПХ, КФХ  обрабатывает животных ветеринарные специалисты Целинского филиала , то в сельхозпредприятиях района- (ЗАО « Кировский конный завод», СПК «Победа», ООО «Конный завод «Донской», ООО «Агрофирма «Целина») производственная ветеринарная служба. О проведённых мероприятиях отчётность предоставляется в филиал.

- Кроме противоклещевых обработок сейчас наступил период массовых профилактических обработок скота - исследований и вакцинаций сельскохозяйственных животных. В нескольких словах охарактеризуйте ситуацию в районе.

    -  С 1 января 2018 года на территории Ростовской области началась массовая профилактическая обработка животных. Для крупного рогатого скота - это забор крови для исследования на бруцеллёз и лейкоз ,аллергическое исследование на туберкулёз, вакцинация против сибирской язвы и эмкара, ящура, нодулярного дерматита. Кстати нужно отметить ,что до выгона животных на пастбище как крупный рогатый скот ,так и мелкий рогатый скот должен быть вакцинирован против сибирской язвы, так как сибирская язва является почвенной инфекцией.

    На 1 марта 2018 года исследовано на бруцеллёз и лейкоз крупного рогатого скота 1250 голов крупного рогатого скота. Вакцинировано против сибирской язвы и эмкара 2508 голов крупного рогатого скота. Все мероприятия проводятся в рамках годовых плановых объёмов.

Работа в данном направлении продолжается. Проводимые профилактические мероприятия платные, но часть расходов взял на себя областной бюджет, в том числе на приобретение вакцин против особоопасных болезней, диагностикумов для исследования на бруцеллёз. Нужно здесь отметить что с 2017 года вакцина против заразного узелкового дерматита (Нодулярного дерматита) также оплачивается за счёт средств бюджета и предоставляется для населения бесплатно.

Оплата за ветеринарные обработки взымается неодинаковая, что иногда смущает население. Хочу здесь отметить, что цены на самом деле разные, и зависит это от возраста животного  и установления ушной  бирки.

За отказ от проведения  плановых профилактических мероприятий согласно  ст.18  раздела 4 Ветеринарного законодательства предусмотрена административная ответственность. В случае отказа от проведения обработок ветеринарные специалисты филиала направляют материалы для инспекторского реагирования.

       Также считаю необходимым еще раз напомнить населению района  о правилах сдачи молока сборщикам. Владелец ЛПХ, который осуществляет сдачу молока должен иметь ветеринарную справку на имеющееся поголовье коров ,паспорт подворья, где отражаются все противоэпизоотические обработки животных.

Кроме того предоставлять ветеринарным специалистам Целинского филиала животных 1 раз в месяц для клинического осмотра и контроля физиологического состояния, 1 раз в месяц исследовать  молоко от коров на субклинический мастит. Только при соблюдении вышеуказанных требований возможна реализация(сдача) молока. За нарушений требований законодательства предусмотрена административная ответственность.

Все владельцы животных- производители  молока сырого должны знать, что с 1 июля 2018 года вводится электронная ветеринарная  сертификация. Это значит, что до указанной даты все должны быть зарегистрированны в ФГИС «Меркурий». Это касается всех без исключения. Если владельцы не будут зарегистрированы в системе Меркурий ветеринарная служба автоматически не сможет оформлять ветеринарные документы сборщикам молока на вывоз, так как необходимо иметь реестр сдатчиков молока. Поэтому пока ещё есть время для электронной регистрации, обращайтесь в Целинский филиал для внесения данных в ФГИС «Меркурий». При себе необходимо иметь ИНН, паспорт.

-  Эпизоотическая ситуация на территории Целинского района, как везде остаётся непростой. Одним из проблемных направлений является свиноводство, а точнее опасности заноса «африканки», африканской чумы свиней.

Последний случай вспышки АЧС на территории района был зарегистрирова в 2017 году. В период проведения ликвидации очага инфекции было проведено отчуждение свиней и в очаге и в 1 угрожаемой зоне. На 6 месяцев был введён запрет на торговлю  мяса свинины на ярмарке в п.Целина.

Поэтому с населением регулярно проводится разъяснительная работа в части соблюдения ветеринарных требований, приказа МСХ  №114 от 29.06.2018 г «Ветеринарные Правила содержания свиней в целях их воспроизводства, выращивания, и реализации».. При несоблюдении ветеринарных требований владельцу рекомендуют переходить на альтернативные виды ведения отрасли.

Задачи ветеринарной службы вести постоянный контроль за правилами содержания домашних свиней, подвергать их вакцинации классической чумы и рожи, проводить акарицидные обработки.

Ветеринарная служба совместно с сельскими поселениями проводит обследования свиноводческих личных подсобных хозяйств. К сожалению, большая часть ЛПХ работает в режиме  «открытого» типа. По результатам обследований составлены акты. Владельцы ЛПХ в очередной раз ознакомлены с «Правилами содержания свиней в целях их воспроизводства, выращивания и реализации». К владельцам свиней, которые не соблюдают существующие требования могут применяться административные меры .

Интервью вел,

Д. Клименко

По дороге надежды, труда и добра

Наверное, только сейчас, можно понять и осознать, как в 1985 году повезло колхозу «Победа», когда в наше, далеко не ведущее по меркам Целинского района, агропредприятие пришел новый председатель -  37-летний Геннадий Александрович Мосинцев, агроном по образованию.Достаточно молодой для такой должности  человек, но уже имеющий большой опыт работы по своей основной специальности.

До нашего хозяйства Геннадий Александрович успел закончить ДСХИ, отслужить в армии, поработать  агрономом в колхозе «Россия», конезаводе имени Кирова Целинского района, главным агрономом в колхозе  «Родина»  Раушского района Калининской области и колхозе имени Крупской Целинского района Ростовской области.

13-летний опыт работы в сельском хозяйстве, конечно же, помогал начинающему председателю в производственных проблемах, но ведь не только организацией работы растениеводческого цеха теперь ограничивалась его деятельность.

А проблем было достаточно. В первую очередь, нужно, наверное, вспомнить, что представляли из себя села, входившие в состав колхоза.

Например, даже в Ольшанке, центральной усадьбе «Победы», в 1985 году, не было ни водопровода, ни газопровода, ни дорог. Село утопало в грязи, улицы казались узкими, особенно зимой.

Мы теперь знаем, что уже тогда, будучи уверен, что пришел в хозяйство жить и работать надолго, наш председатель поставил себе основные задачи по обустройству социальной инфраструктуры.

Многие колхозники в 80-е годы прошлого века несколько недоумевали, но с робкой надеждой, смотрели на действия вновь избранного председателя, когда онстал строить дом. А еще больше удивились, когда прокопал траншею с улицы во двор.

Тогда, как часто вспоминает сам Геннадий Александрович ему задавали вопрос: «А зачем это нужно, у нас же нет водопровода?».

И руководитель ответил, что на следующий год обязательно будет. И, действительно, вода у нас появилась. Так же, за счет хозяйства, по инициативенашего председателяу нас пролеглидороги с твердым покрытием, полностью газифицировали село. Нам протянули 27 километров газовых сетей межпоселкового газопровода на деньги колхоза.

А первое, и этот помнят все те, кто давно работает в хозяйстве – Мосинцевначал поднимать заработную плату. Параллельно шла замена скота на фермах, закупили более продуктивную черно-пеструю породу.

И, самое главное,  он вселил в нас веру.Веру в то, что что можно жить и работать по-другому, лучше, активнее, комфортнее. С этой верой хозяйство постепенно вышло на первые позиции среди коллективных хозяйств района.

Как постоянно повторяет Геннадий Александрович, все это сделано совместными усилиями. Да, можно сказать и так, ведь ни один глобальный вопрос, который планировал претворять в жизньМосинцев, не проходил мимо коллектива. Все они обсуждались на собраниях, в коллективах, на производственных участках.

Стоит, наверное, вспомнить, по решению с теми, давно уже забытым  ваучерам. Их вложили в фонд, а прибыль, от, казалось бы, никому не нужных бумаг, шла, как раз на проведение газа.

Да были коллективные решения, но ответственность на себя целиком и полностью брал на себя именно руководитель. Поэтому весь наш коллектив считает, что основная заслуга в том, что наше хозяйство живет и работает, принадлежит самом Мосинцеву. Если бы не было Геннадия Александровича, хозяйства бы, пожалуй, тоже не было. Так считает весь наш коллектив – и те, кто продолжает работать, и те, кто уже на заслуженном отдыхе.

В годы перестройки нам, как и всем было очень тяжело. В хозяйстве нечем было платить заработную плату. Нам было нужно выживать. Но наш руководитель искал все возможные способы обеспечить нас. Да, мы брали под заработную плату продукты питания, в том числе конфеты, которых тогда невозможно было найти для детей.

Это сейчас полки в магазинах ломятся от различных товаров, а деньги есть в кошельке и на карте. А тогда мы были вынуждены выживать. И мы выжили. За счет бартера, за счет собственной переработки, вплоть до макаронного цеха, которая была создан за короткие сроки в нашем колхозе.

И сегодня мы можем сказать, что живем достойно и комфортно. Что самое важное, этот комфорт стараниями нашего председателя создавался в самые тяжелые время, когда банкротились и умирали десятки хозяйств, в том числе и в нашем Целинском районе.

Сохранить в той ситуации аграрное хозяйство – уже было подвигом. А провести на фоне ужасающей российской экономической статистики в хозяйство газ и воду, сделать дороги – вообще было сверхзадачей, которую в СПК «Победа» выполнили.

Считается, что историю делают люди. Люди яркие, талантливые, целеустремленные. А роль личности, руководителя, однозначно, является залогом любых достижений и побед, 

В нашем случае она стала гарантом сохранения коллектива и статуса аграрного хозяйства. И мы видим, что сейчас на созданном крепком  социальном фундаменте, начался период интенсивного технического перевооружения СПК. В хозяйстве возводено большое количество навесов для хранения зерна, удалось улучшить качество  подработки  всех сельхозкультур, перейти на современные технологии агропроизводства и обновить технический парк.

- На сегодня у нас ситуация с техникой такая, что мы в принципе можем решат все вопросы, связанные с любыми технологическими операциями и процессами, тогда когда это необходимо, - с гордостью говорят наши специалисты в хозяйстве.

Основу техпарка СПК сейчас составляют мощные, энергонасыщенные трактора, и не только  отечественного производства, но и известных зарубежных брендов, идет постепенная смена и комбайнового парка – на наших полях работают новые, современные отечественные «АКРОСы», есть в хозяйстве и посевные комплексы прямого высева, не говоря уже о широком выборе орудий для обработки почвы.

И вот уже третий год подряд мы гордимся нашими результатами в производстве сельхозпродукции – поля зерновых СПК «Победа» дают за 50 центнеров гектара, что позволяет нам входить в кластер лучших донских и российских сельхозпредприятий.

О наших производственных успехах и о вкладе в них нашего руководителя можно говорить очень много. Его вклад в АПК России и Дона оценен высоко. Геннадий Александрович является Заслуженным работником сельского хозяйства Российской Федерации и лучшим работником агропромышленного комплекса Дона по итогам 2015 года, почётным гражданином Целинского района. Он награжден медалями «За трудовое отличие» и «За доблестный труд на благо Донского края».

 Но еще нам кажется, что ничего этого не могло бы быть, если бы не достойные самых высоких слов человеческие качества нашего Геннадия Александровича. Для него важны каждый член коллектива, его проблемы и заботы.

Он с уважение относится к каждому своему сотруднику и односельчанину. А одна из главных черт его характера – сострадание. Он всегда не только выслушает, нои по мере возможности поможет. Надо – тут же наберет номер врача. Если необходимо, воспользуется своими контактами и разыщетнужногоспециалиста. Не постесняется обратиться к главному врачу и попросить внимательнее отнестись к своему работнику, решить вопросы по лечению родных и близких.

В последнее время часто говорят о чувстве социальной справедливости, социальной ответственности. Что такое чувство социальной ответственности? Социальная ответственность в первую очередь предполагает добровольный отклик на социальные проблемы в соответствии с социальными нормами, ценностями, моральными обязанностями.

 Как  раз во  всех поступках Геннадия Александровича этот добровольный отклик мы постоянно видим.  Взять материальную помощь, которую мы оказываем? И ее адресаты не только наши работники и односельчане, а это и социальная защита, стардом,это и помощь воинам-интернационалиста для реабилитации.

СПК «Победа»градообразующеепредприятие для Ольшанского сельского поселения. И Мосинцев держит руку на пульсе всего, что происходит в его территории.  Он не ждет, когда  кто-то обратит внимание даже на мелкие проблемы благоустройства.

Он старается предупредить и системно подойти к состоянию дорог, социальных объектов – той же школы и детского сада.  Выщерблен асфальт возле магазина – сначала звонок в администрацию. Нет денег у них, готов оказать определённую помощь и так во всем.

Как пример, - наш небольшой ольшанский  парк. Не нашли в администрации поселения средств для  установки и ремонта ограждения, пришло на помощь хозяйство.

Понятно, что нельзя быть руководителем и не быть одновременно требовательным к дисциплине. Но вот это стремление к порядку и организации рабочего процесса в Геннадии Александровиче тесно переплетено с  состраданием.

Он умеет и наказывать, и  прощать, понимая, что нарушитель дисциплины, проштрафившийся работник, не сможет дальше кормить семью, ведь СПК «Победа» для Ольшанки едва ли не единственный вариант для трудоустройства. Поэтому нарушители дисциплины свой второй шанс часто получают.

 А сколько было случаев, когда в погоне за более высокими заработками люди бросали заявления на стол руководителя. Проходило время, поняв свою ошибку, обжегшись на недобросовестных работодателях,  возвращались и снова просились в хозяйство и их Геннадий Александрович принимал. Оказывается не так уж плохо с заработками у нас в хозяйстве!

При этом любой, даже такой вопрос он всегда рассматривает со всех сторон. И практически всегда принимает верное, единственно правильное решение.

Говорят, что с возрастом у человека острее проступают самые характерные для него черты характера. И если смотреть на нашего Геннадия Александровича, это действительно так. Он человек с душой, умеющий найти подход и слова к каждому из нас и в радости, и в горе.

Хотя ведь судьба его самого не всегда  жалует. Особенно трудно  пришлось ему в последние годы. Сначала очень тяжелая собственная  болезнь, а потом и трагедия – гибель жены Галины Сергеевны. Тоже очень светлого и доброго человека, женщину, которую мы все любили и уважали. Это было шоком и для всех нас, но один Бог, иблизкиенашего руководителя, наверное, только знают, как тяжело пришлось самому Геннадию Александровичу. Но на нас, на предприятии это никак не сказалось.

Он в очередной раз продемонстрировал всю свою силу воли, самообладание, Человек со стороны не мог увидеть,  какие чувства переживает этот человек, с виду хрупкий и ранимый.

А мы… Мы ведь все понимали, зная, как относится Геннадий Александрович к своим близким и родным, к своей семье, дочерям, внукам, которых любит до самозабвения.

И воспитывает он своих двух дочерей, а теперь и трех  внуков, в тех самых принципах  социального равенства и справедливости. Учит тому, чему учил его отец ,Александр Мосинцев, фронтовик, а потом руководитель одного из сельхозпредприятий района:мы все часть одного  общества, социума, малой родины, где нет статусного положения, а есть уважение, высокая самоотдача, честность и ответственность за возложенное дело.

10 апреля 2018 года – руководителю СПК «Победа» Геннадию Александровичу Мосинцеву исполняется 70 лет. Мы поздравляем его с этим  юбилеем.

Побольше здоровья Вам и сил,  уважаемый,  Геннадий Александрович. Хотим, чтобы Вы поработали подольше. Мы ведь не представляем на месте руководителя нашего СПК другого человека. С Вами у нас есть то, чего лишены многие. У нас есть стабильность, и есть Вы, тот человек, который может решить, как нам кажется любой вопрос, даже  неразрешимый.

 

Коллектив СПК «Победа»

Село Ольшанка, Целинский район

Команду Ольги Васильевой зачистят по связям с офшорным «Просвещением»?

 Министр образования Ольга Васильева сокрушительно проиграла в «боях» за новый Федеральный государственный образовательный стандарт.

Будущее Васильевой скорее всего предрешено, тем не менее, она не прекращает попыток   заработать на пенсию. Для этого и был найден  путь передела рынка учебников в пользу личного друга Владимира Узуна, по совместительству еще и президента офшорного АО «Издательство «Просвещение». Такой вывод делает информационное агентство «Социнформ Бюро» https://volgasib.ru/ekspertiza/44235-komandu-olgi-vasilevoj-zachistyat-po-svyazyam-s-lprosveshheniemr.html, приводя факты, которые вполне возможно найти в открутим доступе.

Текущая чистая прибыль «Просвещения» на данный момент  порядка 8 миллиардов рублей. В случае успеха бенефициары кипрского офшора PROSVESHCHENIYE HOLDINGS LIMITED могли делить порядка 12-15 миллиардов рублей ежегодно. Сомневаетесь?

Зря. При пристальном рассмотрении скандального ФГОСа по литературе, выясняется, что он банально перпечатан с учебника по литературе В.Я.Коровиной,  издаваемого  офшорным издательством «Просвещение».

Сравнительный анализ можно найти в блоге «Антифгос» и таких «совпадений» много. Как считает экс-директор «Просвещения» (еще государственного) академик Александр Кондаков имеется прямая зависимость между бюджетными тратами и сужением федерального перечня учебников: «Если мы говорим, что количество учебников надо сократить до двух-трех, а еще лучше до одного, так давайте и в аптеках иметь лишь по 2-3, а то и по одному лекарству, к примеру, от сердца. Действительно, зачем нам больше? Я уж не говорю о коррупционной составляющей, когда мы говорим о сокращении количества учебников! Сокращение Федерального перечня уже привело к росту цен на учебники в 1,5-2 раза!»

 

 

 

 

Зондер-команда по зачистке ФПУ

 

Во время парламентских слушаний по поводу новых ФГОС, прозвучало требование академика А.Кондакова проверки на коррупцию действия Васильевой по изменению федерального перечня учебников. В Минобре уже работает антикоррупционная комиссия, которую наслала на тезку Ольга Голодец.

Такая же комиссия в ближайшие сроки ожидается в РАО. Предположительно её работа начнется с проверки обстоятельств трудоустройства заместителя президента РАО Виктора Басюка, который известен как бывший сотрудник офшорного «Просвещения» и фигурант уголовного дела о хищениях в Министерстве образования Иркутской области.

Рутинную работу по зачистке Федерального перечня учебников возглавляет именно Басюк, - он лидер «зондер-команды» по зачистке конкурентов «Просвещения». В статье приведена управленческая отчетность Басюка о проделанной работе по зачистке рынка в пользу друзей Ольги Васильевой.

Работа, в рамках которой планировалось реализовать аферу по выводу в кипрский офшор порядка 15 миллиардов рублей ежегодно, помпезно именуется как «Проведение экспертизы проектов нормативных правовых актов, концепций, государственных программ в сфере науки и технологий, образования, семьи и детства, культуры, проектов федеральных государственных образовательных стандартов, примерных программ, учебников и учебных пособий, средств обучения общего и дополнительного образования, в том числе по психолого-педагогическим направлениям профессионального образования», выполняемой в рамках государственного задания федерального бюджетного учреждения «Российская академия образования» на 2018 год». Стоимость услуг команды Ольги Васильевой по зачистке ФПУ в пользу офшорного «Просвещения» оценена в 600 миллионов рублей. Цена вопроса для друзей Васильевой - увеличение ежегодной чистой прибыли с 8 миллиардов рублей до 12-15 миллиардов.

Лоббирование «гоп-стоп ФГОС» через Общественную палату и региональные отделения АССУЛ обязанности  Людмилы Дудовой, да та самая скандальная мадам «античеловеческий фактор». Пиарприкрытием ведает Андрей Цыганов из РИА «Катюша», входящий в одну команду с фиктивной Ассоциацией родительских комитетов и сообществ (АРКС), «Сорок сороков» и прочих бесноватых «грантоедов» - пропагандистов духовности и скреп.

Далее. Курируют Басюка Сергей Кравцов (глава Рособрнадзора) и Андрей Петров (директор департамента государственной политики в сфере общего образования МОН). Технической координацией «зачистки» занимаются Нина Ярошенко (руководитель Центра экспертизы в образовании РАО), Дарья Аксенова (заместитель руководителя Центра экспертизы в образовании РАО) и Анастасия Бутуханова (главный специалист Центра экспертизы в образовании РАО). А также методисты Ксения Чернышова и Татьяна Брага. Ключевую роль играют также директор ФИПИ Оксана Решетникова, профессор Сергей Зинин (председатель Федеральной комиссии разработчиков ЕГЭ по литературе, автор «Просвещения»), Елена Зинина (ученый секретарь ФИПИ, организатор «народных» акций в поддержку ФГОС) и сотрудники ФИПИ, получающие конверты от сотрудницы «Просвещения» Клевцовой Людмилы Юрьевны (заведующей русского языка и литературы). Заодно, приведем фамилии некоторых экспертов для удобства ревизоров: Трешина И.В., Ратникова Е.И., Кулешова А.В., Бражников М.А., Банколе А.В., Лукашева Е.В., Гиголо А.И., Скворцов П.М., Скворцова Я.В., Формалёв В.Ф., Николаева В.В., Гончарук О.Ю., Беспалов П.И., Добротин Д.Ю., Молчанова Г.Н., Богданова Н.Н., Киселёва Е.Ю., Шереметьев В.Э.

Рассчитывая на  большую управляемость в результатах экспертизы, Васильева потребовала, чтобы один из экспертов был обязательно из ФИПИ. Поэтому колоссальная работа по подготовке 3300 экспертных заключений по 1100 учебникам была дополнена еще одним - вторым этапом, соль которого сводится исключительно к введению ещё одного барьера для учебников-конкурентов «Просвещения». Ревизорам полезно знать, что куратором этого мошенничества является методист Ксения Чернышова, которую обязательно нужно опросить на предмет целей второго этапа.

 

Методы академической зондер-команды

 

В результате работы зондер-команды должны быть почти полностью удалены из перечня учебников сравнительно небольшие издательства, предоставляющих для учителей возможность выбора обучения учащихся по разным методикам.

Например, отрицательные заключения по итогам допэкспертизы получили почти все учебники издательства «Академ-книга» (кроме учебников по физической культуре) и большая часть входящего в «Российский учебник» издательства «Астрель» (кроме учебников по математике). Не получило положительных заключений экспертов подавляющее большинство учебников издательств, ранее выбывших из перечня (начиная с 2014 г.) и предоставивших их вновь для рассмотрения в Минобрнауки. Отрицательно оценены почти все учебники «Балласа», «Мнемозины», «Титула» и «Развивающего обучения» (последние использовались еще в системе образования Советского Союза и хорошо известны как «система Занкова»), до сих пор активно использующиеся в школах страны.

Главные удары нанесены по динамично растущим и перспективным линиям главных конкурентов — корпорации «Российский учебник» («Дрофа», «Вентана-граф», «Астрель») и, в меньшей степени, издательства «Русское слово». В сегменте начальной школы главный удар был направлен на систему учебников «Начальная школа XXI века» издательства «Вентаны-граф». Отрицательные заключения получили сразу две линии учебников по литературному чтению — УМК Ефросининой (имеющей очень высокие оценки от учителей) и УМК Виноградовой (награжденной за создание, в том числе и этой линии, премией Президента РФ). Благодаря этому, система «Начальная школа XXI века» становится неконкурентноспособной с двумя системами для начальной школы издательства «Просвещения», по сути монополизирующими рынок.

Другой пример такого выщелкивания с рынка учебников наиболее востребованных в школах учебников представляет основная и старшая школа. В предмете история (включающем и историю России, и всеобщую историю) предлагается исключить из перечня не только основного конкурента линий «Просвещения» — хорошо растущую линию учебников издательства «Дрофа» (Андреева — Волобуева), но и новую линию учебников, подготовленную под редакцией академика-секретаря РАН В. А. Тишкова. В обеих линиях оставлены только учебники для 10—11 классов, которые не будут востребованы учителями без учебников 6—9 классов (учитывая особенности преподавания линейного курса истории).

Наглядный пример выбивания наиболее востребованных и популярных у учителей учебников, показывает ситуация складывающаяся после допэкспертизы в предметах география и биология. Получили отрицательные заключения экспертов все пользующиеся популярностью в школах учебные линии для 5—9 классов «Дрофы», «Вентаны-граф» и «Русского слова». Отрицательные заключения дополнительной экспертизы получили даже учебники, созданной совместно с экспертами Русского географического общества «классической линии» издательства «Дрофа», одобренные комиссией по географическому и экологическому образованию РГО.

В биологии отрицательные заключения дополнительной экспертизы получили пользующиеся наибольшей востребованностью у учителей учебники для 5—11 классов В. В. Пасечника (сразу две линии) и Н. И. Сонина (также две линии), представляющие наибольшую конкуренцию для «Просвещения». В 10—11 классе ситуация повторяется и, к указанным линиям, добавляются учебники Пономаревой («Вентана-граф»). В математике и алгебре отрицательные заключения допэкспертизы эксперты дали учебникам линии Мерзляк, подготовленные под редакцией д. ф.-м. н., профессора МГУ В. Е. Подольского, пользующимся все более увеличивающимся спросом у учителей и получившим высокие оценки авторитетных экспертов. По предмету «Обществознание» отрицательные заключения получили сразу две линии учебников, созданные под редакцией видных ученых — д.и.н., председателя комитета по образованию Госдумы В. А. Никонова («Русское слово») и д.и.н., академика-секретаря РАН В. А. Тишкова («Вентана-граф»). Аналогичная ситуация складывается и в большинстве других предметов: русском языке, алгебре, литературе, ОБЖ, искусству, музыке и др.

Обращает на себя внимание получение отрицательных заключений учебниками, аналоги которых с теми же авторами созданы за последние 1—2 года в АО «Просвещение». Это касается линий учебников по химии 8—11 Габриеляна («Дрофа»), по биологии для 5—11 классов Сонина (Сивоглазова) («Дрофа»), по физике 7—9 Генденштейна («Мнемозина»), по математике Мордковича («Мнемозина»). Популярные у учителей линии учебников, в случае исключения из перечня учебников конкурентов, будут сравнительно легко и без существенных затрат замены учебниками «Просвещения» и дочернего издательства «Бином».

В перечне учебников, которые получили отрицательные заключения по итогам дополнительной экспертизы присутствует ряд позиций принадлежащих издательствам «Просвещение» и «Бином» (в начальной школе — 13 из 214; в основной — 42 из 353; в старшей — 16 из 153). Почти все такие позиции, либо имеют крайне малую долю на рынке учебной литературе и их исключение не может нанести вред «Просвещению» или «Биному», либо сознательно выводятся с рынка в виду имеющихся более новых продуктов. Исключение составляет линия учебников по ОБЖ Смирнова — единственная из всех получивших отрицательные заключения линий учебников «Просвещения» имеющая высокие продажи.

В итоге некоторые школьные предметы, после вступления результатов дополнительной экспертизы в силу, могут быть тотально монополизированы «Просвещением». В  большей части это обеспечивается исключением из перечня наиболее востребованных учительской аудиторией учебников конкурентов с оставлением нишевых линий учебников, не имеющих перспектив роста, созданных в расчете на «продвинутых» учителей, либо подготовленных для углубленного изучения предметов.

Стараниями «зондер-команды» начальная школа будет практически полностью монополизирована издательством «Просвещение», так как по трём предметам - литературное чтение (один из 5 обязательных предметов в начальной школе), музыка и изобразительное искусство, положительные заключения получили только учебники издательства «Просвещение». Благодаря новой конфигурации федерального перечня, весь сегмент начальной школы, при формально сохраняющейся конкуренции, попадает под почти полную монополию одного издательства. «Зондер-команда» умышленно вырывала ключевые фрагменты конкурирующих образовательных комплексов, что делает их хромыми утками и обрекает на исключение из Федерального перечня учебников по формальным основаниям (отсутствие полных линеек по пяти обязательным предметам).

В основной и старшей школах почти полностью монополизируются математика, обществознание, география, литература, история, химия, русский язык, искусство, музыка. Особенно это бросается в глаза в 10—11 классах, в которых отрицательные заключения по итогам дополнительной экспертизы получили даже те линии конкурентов, которые сохранились в 5—9 классах.

 

Опыт казни учебника Петерсон поставлен на поток

 

В недалеком прошлом разразился грандиозный скандал вокруг экспертизы учебника по математике Людмилы Петерсон. Блестящий учебник породил целую плеяду победителей олимпиад и был уничтожен тремя галочками, которые поставила никому неизвестный эксперт, фамилию которой и вспомнить то уже трудно. Основанием был недостаточный патриотизм учебника по математике, мол враждебные феи и поросята не прививают любовь к Родине. В результате позорную экспертизу не отменили, академическая общественность утерлась и учебник Петерсон уничтожили.

Перед выходом на пенсию Васильева решила повторить расправу в масштабах рынка учебников объемом 30 миллиардов рублей. Достижение целей дополнительной экспертизы обеспечивалось привлечением к проведению дополнительной педагогической и научной экспертиз экспертов, как правило, более низкой квалификации, чем те, которые проводили основную научную и педагогическую экспертизы в 2016—2017 гг. Эксперты привлекались в большинстве случаев из структуры Департамента образования г. Москвы (тесно связанного с АО «Просвещение») и зависимых от него. Около половины привлеченных экспертов — всего лишь учителя разных школы г. Москвы, получившие формальный статус «эксперта РАО». Участие учителей в проведении дополнительной экспертизы в таком объеме препятствует объективной оценке существующих учебников. Каждый из учителей в своей работе в школе уже сделал свой выбор в пользу того или иного комплекта учебников и не может быть до конца объективным при анализе других учебных линий. Учитывая, что школы г. Москвы работают преимущественно по учебникам «Просвещения» это обстоятельство еще более препятствует объективной оценке прошедших дополнительную экспертизу учебников. Директор Департамента образования Москвы Исаак Калина – личный друг президента «Просвещения» Владимира Узуна. В ведомстве Калины работает сын топ-менеджера «Просвещения» Сергей Кожевников, который курирует проекты отца Михаила Кожевникова по линии Московской электронной школы (провальный проект «Яндекс.Просвещение»).

Решения по экспертизе учебников в ряде случаев по целым предметам принимались 3-5 экспертами. Так, дополнительную экспертизу всех линий по обществознанию, в том числе линий под редакцией председателя комитета по образованию Госдумы, д.и.н. В. А. Никонова и академика-секретаря РАН, д.и.н. В. А. Тишкова, проводило всего три учителя московских школ, сумевших оценить их непригодность для системы образования.

Отрицательный вывод о том, что содержание линии учебников по химии Габриеляна не «доступно и понятно обучающимся независимо от пола, национальности и места жительства, учитывает особенности данной возрастной группы...» в рамках дополнительной экспертизы сделано всего лишь двумя экспертами, два из которых — учителя московских школ и один — методист Городского методического центра Департамента образования г. Москвы.

Результаты научной и педагогической экспертиз, проводившейся в 2016—2017 гг. РАН в ходе дополнительной экспертизы пересматривались экспертами в подавляющем большинстве случаев более низкой квалификации и зависимыми от неформального куратора экспертизы, что обеспечило соответствующий результат.

 

Афера «Просвещения» как основание для зачистки команды Васильевой

 

В письме Российской академии наук в адрес Ольги Васильевой выдвинуто требование о создании независимого третейского суда, который будет рассматривать спорные экспертные заключения, а также ситуации конфликта интересов. Надеемся, что в ближайшее время третейский суд заработает и разберется в том, как авторы офшорного «Просвещения» оказались экспертами, которые уничтожают конкурирующие научные школы. Так, например, постоянный автор «Просвещения» Дмитрий Добротин выдает отрицательные экспертные заключения на учебники по химии конкурентов своего работодателя. Эксперт Наталья Котикова крайне негативно оценила учебники по биологии от «Вентана-Граф». Не связано ли мнение Котиковой с тем, что её гонорар от «Просвещения» привязан к тиражам её учебника по биологии?

В заключение хочется добавить, что если Виктору Басюку терять уже нечего, кроме уголовного дела в Иркутской области, то остальным участникам зондер-команды придется не слишком сладко после ухода Ольга Васильевой. Слишком хамски и нахраписто действовала министресса, что окрыляло ее команду ощущением безнаказанного беспредела и запахом денег. Маркер «сотрудничал с «Просвещением» стал черной меткой для сотрудников Министерства образования и РАО. Божествующей министрессы вскоре не будет и трудно придумать более удобное основание для зачистки ставленников Васильевой, чем продолжение начатого Ольгой Голодец расследования деятельности агентов офшорного «Просвещения».

 

 

 

Директор Государственного литературного музея выступил против ФГОС Ольги Васильевой

Каким должно быть  совмещение традиций и инноваций? Есть ли повод для конфликтов за «золотой канон»? Что нам – гражданам 21 века непонятно в классике? Нравственна ли в принципе литература? Почему академическое образование – самое практичное?

Именно эти вопросы обсудили на страницах ведущего православного СМИ РФ «Православие РУ» в разговоре о проблемах преподавания литературы в школе с филологом, профессором РГГУ, директором Государственного литературного музея Дмитрием Петровичем Баком.

И первый же вопрос, который был задан, касался новых стандартов в литературе. Точнее в преподавании литературы начальной и средней общеобразовательной школы.

 

 

    Бюрократическая утопия

 

– Система образования в России сегодня активно реформируется, интегрируется в международный образовательный процесс. Разрабатываются новые программы, вводятся новые методики обучения. Какие ключевые задачи ставят новые стандарты? В чем их отличие от предыдущих?

 

 – Новое поколение стандартов было принято в 2015 году. Это три стандарта: стандарт начального общего образования, стандарт основного общего образования и среднего общего образования.

 Кроме того, в феврале 2016 года были приняты дополнительные изменения в связи с поручением Президента, которое было направлено на более четкое структурирование содержательных компонентов в государственном стандарте. Во-первых, в новом стандарте были выделены три предметные области: русский язык и литература, родной язык и литература и иностранный язык. В каждой предметной области есть свои учебные предметы. Очень важно, что в новом стандарте как отдельные предметы выделяются русский язык и литература, потому что были негативные отклики по поводу их возможного объединения.

Во-вторых, в новом стандарте детализированы требования по результатам, которые касаются двух обязательных предметов: русского языка и математики. Таким образом, содержательные элементы сюда внесены.

В-третьих, была упрощена система обязательных требований к структуре рабочей программы. На Литературном собрании 2014 года, например, было высказано много нареканий по поводу слишком большой отчетности, слишком сложных бюрократических требований к структуре рабочих программ. В новом стандарте эти требования были упрощены и разделены на три сферы: планируемые результаты, содержание и тематическое планирование. Но, по всей вероятности, в этом направлении надо работать и дальше, у многих учителей все равно создается впечатление излишней детализации требований к отчетности.

 В прежние годы, будучи заместителем декана историко-филологического факультета РГГУ, я видел, что чем больше мы детализируем параметры, тем сильнее мы обрекаем их на вращение только в бюрократическом круге отчета, на потерю выхода в учебный процесс. Вот, например, в вузовском стандарте образования когда-то были четыре группы учебных предметов. Я много раз спрашивал и педагогов, и студентов: а знают ли они, какую именно дисциплину им сейчас читают: общепрофессиональную или специальную? Не знал никто. То есть это все объединялось в какие-то параметры, показатели, которые складывались в нечто целое только в голове управленца.

Как считает известный филолог – слишком утопическим подходом является миф, который сейчас продавливает Минобрнауки:  регламентация – панацея от всех бед,  она гарантирует качеств.  И далее продолжает свою мысль.  Здесь действует ложный принцип технологического мышления: нажми кнопку – получи результат. Не получишь. Я распишу, выполню все бюрократические требования. Проверяющий скажет, что все отлично и прекрасно. Но что происходит между мною и учеником? Это лежит в другой сфере.

 

Архаисты и новаторы, век XXI-й

 

– Особое значение в новом образовательном стандарте уделяется вариативности в преподавании литературы. Чем, на ваш взгляд, вызвана необходимость внедрения вариативного подхода в образовательный процесс?

 

 – Я бы объединил вопрос о вариативности с проблемой так называемого «золотого списка». В результате многолетней дискуссии четко выделились две позиции. Первая – условно говоря, традиционная. Если ее сформулировать предельно жестко, то получится примерно вот что. В школьном образовании необходим конечный, закрытый, незыблемый список произведений, «золотой канон», который будет гарантировать качество образования и сохранение национальной идентичности гражданина Российской Федерации.

Вторую позицию я бы назвал «модернизационной». Для чего нужна вариативность? Потому что время идет, – отвечают ее сторонники, – количество школьных лет не увеличивается, а история литературы продолжается. И поэтому неизбежно в поле русской классики входят А. Блок, Б. Пастернак, А. Платонов, М. Булгаков и другие авторы XX века, более близкие и понятные нам. Следовательно, говорят модернизаторы, конечного списка быть не может в принципе, ведь каждый дополнительный «новый» текст должен сопровождаться изъятием какого-то «нового» произведения.

Самое непродуктивное – нагнетать напряжение, наклеивать ярлыки, надевать на оппонентов личины врагов русской литературы и здравого смысла

 Эти две тенденции сегодня сосуществуют, иногда мирно, иногда их сторонники друг с другом резко полемизируют. Что с этим делать? Как всегда – искать платформу общих взглядов, плацдарм для переговоров. По-моему, главное понимать тот факт, что у преподавания классики нет врагов, никто еще не сказал, что он против преподавания Н. Гоголя или Л. Толстого. Самое непродуктивное – нагнетать напряжение, наклеивать ярлыки, надевать на оппонентов личины врагов русской литературы и здравого смысла.

 Мне очень близка позиция разработчиков примерной программы общего основного образования, в которой были определены три разных корпуса произведений. Первый корпус произведений включает незыблемые обязательные произведения, где указан и автор, и текст. Второй корпус – содержит имена авторов, а их произведения подлежат выбору – как видим, довольно-таки жесткому, заранее предопределенному. И наконец, третий список авторов, из которого можно выбрать писателя, поэта для дополнительного изучения или домашнего чтения…

 Мне кажется, что эта система достаточно гармонична. Ведь многие идеи создания единого для всех «золотого списка» строятся зачастую без учета реальных условий, возможностей его усвоения. То есть без учета количества часов, которые существуют и отведены на изучение литературы в разных классах, без учета изменения статуса классики. Все это обязательно надо учитывать, иначе очень легко впасть в ламентации: дескать, «ну, как это может быть, что в списке нет писателя Эн или романа Икс??».

Консенсус в отборе «золотого канона», на мой взгляд, возможен только в одном случае – если первый, самый жесткий, не подлежащий ни малейшей вариативности уровень списка будет предельно коротким. Надо заранее задать максимальное количество обязательных позиций. Я думаю, авторов должно быть, конечно, не два-три, как в Англии (Чосер, Шекспир, Мильтон), но не более, скажем, 35.

 

 Смоделируем два сценария составления «золотого списка».

 

 Первый сценарий – традиционный. Не будем ограничивать объем «золотого списка», опросим 300 авторитетнейших экспертов. Что возьмем в «золотой список» из Пушкина? Точно «Евгения Онегина», конечно «Капитанскую дочку». А из поэм? Ну, «Медный всадник», к примеру. Пусть на этом сойдутся 100 человек. Но в отсутствие ограничений найдется полторы сотни скептиков, которые скажут: а как же без «Полтавы»? А другие воскликнут: а куда подевались «Цыганы»? это же образцовая романтическая поэма! И это только бури внутри экспертного люда, а что начнется меж представителей «культурной общественности» – страшно представить! А конкретные стихотворения – их ведь еще труднее выбирать! Вся эта бурная полемика уже началась – и не утихает несколько лет. Стороны стараются уличить друг друга в страшных преступлениях: вот там-то и там-то Бунин заменен Маканиным, а Куприн – Славниковой! это диверсия! В доказательство – вот вам совершенно непригодные для детского уха и глаза фрагменты из современных авторов. Как их можно рекомендовать школьнику? Куда смотрят карательные органы? Это бесплодный спор, уважаемые сограждане, пора это понять! Что – привести для ясности парочку совершенно неприемлемых для подрастающего поколения фрагментов из Пушкина? Из Лермонтова?? Все это не составило бы большого труда – но надо ли?

 Теперь позвольте представить себе иной сценарий составления «золотого канона», с заранее положенным пределом в 36 (например) неотменяемых позиций авторов. Что получится? А вот что, например:

1. Слово о полку Игореве.

2. Д.И. Фонвизин. Недоросль.

3. В.А. Жуковский. Светлана.

4. А.С. Грибоедов. Горе от ума.

5. А.С. Пушкин. Лирика. Цыганы. Медный всадник. Евгений Онегин. Дубровский. Капитанская дочка.

6. М.Ю. Лермонтов. Лирика. Песня про купца Калашникова. Демон. Мцыри. Герой нашего времени.

7. Н.В. Гоголь. Ревизор. Мертвые души.

8. И.С. Тургенев. Бежин луг. Ася. Отцы и дети.

9. И.А. Гончаров. Обломов.

10. А.Н. Островский. Гроза.

11. Ф.М. Достоевский. Преступление и наказание.

12. Л.Н. Толстой. Детство. Севастопольские рассказы. Война и мир.

13. Н.А. Некрасов. Лирика. Кому на Руси жить хорошо.

14. Ф.И. Тютчев. Лирика.

15. Н.С. Лесков. Сказ о тульском косом Левше… Леди Макбет Мценского уезда. Очарованный странник.

16. М.Е. Салтыков-Щедрин. История одного города.

17. А.П. Чехов. Толстый и тонкий. Смерть чиновника. Душечка. Степь. Каштанка. Студент. Человек в футляре. Крыжовник. Вишневый сад.

18. А.А. Блок. Лирика. Двенадцать.

19. А.А. Ахматова. Лирика.

20. В.В. Маяковский. Лирика. Облако в штанах.

21. М. Горький. Челкаш. На дне.

22. И.А. Бунин. Антоновские яблоки. Господин из Сан-Франциско. Легкое дыхание.

23. А.И. Куприн. Поединок. Гранатовый браслет. Белый пудель.

24. А. Платонов. Сокровенный человек. Ювенильное море.

25. В.В. Набоков. Машенька.

26. М.А. Булгаков. Собачье сердце. Мастер и Маргарита.

27. М.М. Зощенко. Баня. Аристократка. Нервные люди.

28. О.Э. Мандельштам. Лирика.

29. М.И. Цветаева. Лирика.

30. Б.Л. Пастернак. Лирика.

31. С.А. Есенин. Лирика. Анна Снегина.

32. А.Т. Твардовский. Василий Теркин.

33. А.И. Солженицын. Матренин двор. Один день Ивана Денисовича.

34. В.Г. Распутин. Прощание с Матерой.

35. Ю.В. Трифонов. Дом на набережной.

36. И.А. Бродский. Лирика.

 

 «Золотой канон» существует, он более или менее един, никаких тут нет поводов для битв и взаимных обвинений

 

 Эта своеобразная провокация с моей стороны вызвана к жизни тем, чтобы показать: «золотой канон» существует, он более или менее един, никаких тут нет поводов для битв и взаимных обвинений. Желаем его официально узаконить – нет никаких проблем, чуть подработаем, и дело с концом! В предложенной версии, конечно, нет перечня конкретных стихотворений, нет, увы, вообще Баратынского и Фета, если что – можно добавить! Хотел бы подчеркнуть, что я почти два десятка лет работал учителем в школе, так что это не чистая теория.

Почему нужна вариативность? Потому что у учителя может и должен быть свой вкус. Он лучше может донести до школьника то, что ему больше по душе. Поэтому, я считаю, что вариативность необходима при непременном условии наличия сравнительно краткого неотменяемого списка обязательных произведений. Если же какой-то конкретный (начинающий, провинциальный, сомневающийся в себе и т.д.) учитель не решается на самостоятельный выбор – выход есть: пусть сосредоточится на преподавании произведений из обязательного списка.

 Главный вопрос – что мы вообще хотим от школьного образования в области литературы? Если мы видим задачу в формировании навыков понимать произведение, любить его, компетентно анализировать и сохранять интерес к литературе на будущее, это одно. Если мы хотим закачать в человека как можно больше заранее предсказуемых результатов, это совсем другое.

 Если пройти с учениками весь «золотой список», но не привить им любви к литературе – все будет напрасно

Если сформировать интерес к чтению классики даже на материале «неполного» списка пройденных произведений, то (жизнь велика!) многое прочтется после школы. Если дать весь «золотой список», а в придачу еще и «серебряный», «бронзовый», «железный», но не привить заинтересованной любви к литературе – все будет напрасно, человек получит аттестат и навсегда отложит в сторону книги и электронные «читалки».

Знаете, скажу опять вещь провокационную: я бы точно смог научить десятиклассников любить литературу, даже если бы в первом полугодии медленно и обстоятельно читал бы, скажем, только «Евгения Онегина», а во втором – «Анну Каренину». Они потом прочитали бы «Войну и мир», и «Детство. Отрочество. Юность», и «Смерть Ивана Ильича», и «Преступление наказание», и «Бесов»…

 

 

    

 

 

«Темная» классика

 

 

 – Еще одна тема горячих дискуссий – роль и доступность литературной классики. Звучат формулировки о вечности и незыблемости классических произведений, а всякий, кто пытается что-то дополнительно объяснить, немедленно объявляется пособником разрушения образования, человеком, который склонен идти на поводу у массовой культуры. И здесь призываю переступить через конфронтационную риторику. У русской классики нет врагов, никто не говорит (подобно Писареву!), что Пушкин навсегда устарел. Классика понятна и доступна и сейчас, но иначе и в иной мере, нежели даже 20–30 лет назад. У меня есть афоризм, рожденный тридцатилетней практикой преподавания литературы: в последние годы XIX век для современных молодых людей как будто бы отодвинулся в прошлое. Он не просто из «прошлого» стал «позапрошлым», а уподобился XVII столетию, даже не XVIII-му. В XVIII-м для всякого культурного человека есть какие-то вехи и ориентиры: Ломоносов, Державин, Сумароков, Кантемир… Как XVII век отдален от людей, принадлежащих к тому поколению, которое ныне бьется за госстандарты и «золотые списки», от поколения школьников отдален век XIX-й, время действия всех классических русских романов. Российская империя в то время – абсолютная монархия, сословное государство. Обе эти реалии далеки от обыденного сознания школьника, и в этом нет ничего стыдного, это нужно заново объяснять. Например, в пояснении нуждается тот простой факт, что дети священника, купца и дворянина имели перед собой заранее предположенную биографию. В советское время основной упор делался на социальном неравенстве, на угнетении крепостных. Это, конечно, важный момент, но сословное деление – это не только неравенство, но и заранее данная дифференциация судеб, для современных людей не очень-то представимая. Кому возбранялось, например, поступать в университет – крестьянам или духовным лицам? Правильно, духовным лицам, а не то, что многие подумали. Перед крестьянами часто стояли социальные барьеры, а не юридические: сдай испытания по латыни и греческому – и добро пожаловать в alma mater! Это удалось осуществить Михаилу Погодину, Александру Никитенко и еще немногим… А вот поповскому сыну (в будущем блестящему литкритику и профессору) Николаю Надеждину путь в университет был заказан: лица духовного звания могли получить «высшее» образование исключительно и только в духовной академии, поэтому Надеждину для поступления в Московский университет понадобилось… выписаться из духовного звания – это была юридическая процедура, сложная и для нас совсем не представимая.

 Еще пример необходимости дополнительных разъяснений русской классики. В ней довольно много героев-студентов (нынешних или недавних): Раскольников, Аркадий Кирсанов… Легко предположить, что современный старшеклассник без труда сопоставляет собственные запросы и потребности (среди которых поступление в вуз – одна из самых насущных) с жизненными реалиями героев-студентов. Но ведь университетское образование в XIX веке коренным образом отличается от нынешнего. Во-первых, оно вовсе не так престижно, как сейчас: князья да графы нередко получают домашнее образование, а университет часто остается шансом для людей победнее, включая разночинцев. Во-вторых, как это ни странно, университет не готовит к «работе по специальности». Куда идут выпускники словесных отделений и факультетов? В университете остаются единицы, системы «среднего» образования к середине столетия только-только формируются… Основное занятие людей на гражданской службе – переписывание бумаг, как мы бы сейчас сказали, «делопроизводство» – компьютеров и сканеров нет, все делается вручную, для этого существует целая армия столичных Акакиев Акакиевичей. Гражданские профессиональные занятия в начале столетия практически отсутствуют: лекари, «инженеры» – вот почти весь список. Как с этим свыкнуться?

 Еще один пример, последний: судьба женщины. Совершенно незнакомым и чуждым является тот факт, что даже у дворянской женщины до определенного времени нет никакой гражданской карьеры. Она не имеет доступа к высшему образованию (Институт благородных девиц не в счет), ее чины растут только вместе с чинами мужа (титулярная советница … статская советница), больше того, лет с семнадцати до сорока женщина в большинстве случаев практически непрерывно беременна – вот и светская львица Наталья Николаевна Пушкина за семь лет брака «носила под сердцем» пять раз.

 Я уже не говорю о том, что герои романов изъясняются на прекрасном, но очень удаленном от современных норм и правил русском языке. Надо ли специально разъяснять значение слов «инвалид», «сообщить»? Разумеется, иначе не только понимание подоплеки происходящих событий ускользнет от школьника, но даже и знание того, что «сообщить» – значит «передать» (письмо, например).

 Примеры можно было множить до бесконечности, но главное для всякого здравомыслящего человека, на мой взгляд, очевидно. Русская классика через 150–200 лет после своего создания нуждается в процессе преподавания в дополнительных разъяснениях, что неизбежно ведет к сокращению количества произведений, доступных для освоения школьниками в существующих лимитах учебных часов. Можно было бы сформулировать пожестче. Главный враг классики – не тот, кто ратует за ее вдумчивое, требующее дополнительных временных и интеллектуальных затрат разъяснений, а как раз тот, кто под прикрытием лозунгов о «вечности» классики, ее абсолютной понятности по сути дела провоцирует имитационное, поверхностное освоение классических романов и повестей, ведущее к формированию нелюбви, а то и отвращения к отечественной словесности позапрошлого века.

 

У времени в плену?

 

– Как вам кажется, в современной школе объем часов, выделенных на литературу, адекватный? Многие учителя выражают мнение, что проблема с «золотым каноном» связана отчасти с недостаточным вниманием к этому предмету.

 

 Дело не в количестве, а в качестве. Прививку любви к литературе можно сделать и на малом материале

 

 – Постараюсь и здесь ответить взвешенно. О недостатке учебного времени говорят преподаватели практически всех предметов. Но главное даже не это – идеального объема все равно ведь невозможно достигнуть, хотя бы потому, что литература продолжается, а корпус произведений, подлежащих изучению, все время увеличивается в объеме. Следовательно, количество часов все же не главная проблема, ее нельзя сравнить по актуальности с уровнем подготовки преподавателей-словесников, например. Дело не в количестве, а в качестве. Мы хотим, чтобы человек получил прививку любви к литературе. А это можно сделать и на малом материале.

 Конечно, нельзя в этом контексте избежать разговора о непрямых последствиях введения Единого государственного экзамена. Дело даже не в ЕГЭ как таковом, он ныне совсем не тот, что лет пять-шесть назад, над КИМами идет очень серьезная работа, появляются творческие задания и т.д. Проблема в том, что в условиях господства ЕГЭ как основного критерия поступления в вуз современный школьник уже в начале 11-го класса понимает, куда он пойдет учиться дальше, и его внимание резко переключается на профильные дисциплины. Тут замкнутый круг. Если 11-классник мыслит себя не филологом, не педагогом-словесником, он перестает обращать внимание на уроки литературы, и весь XX век проходит мимо него. Если же наш школьник, наоборот, намерен сдавать ЕГЭ по литературе, то, опять же, он начинает готовиться к сдаче ЕГЭ, а не изучать литературу – судьба литературного XX века при этом так же плачевна, как и в предыдущем случае.

 

Забытое письмо

 

– В советское время на вступительных экзаменах в любой вуз писали сочинение. Как вы думаете, может быть, стоит вернуть эту практику хотя бы в гуманитарные вузы? Я слышал от многих преподавателей, что отсутствие вступительного сочинения заранее предопределяет не слишком высокий результат обучения студентов.

 

 – Вы знаете, тут я консерватор. Конечно, сочинение – это письменная беседа. Очень хорошо было бы во всех возможных случаях сохранять в качестве ситуации тестирования и экзаменования устную беседу и ее письменную фиксацию, каковой и является сочинение. Есть страны, Франция например, где умение свободно изложить свои мысли на заданную тему является почти что «национальной идеей» в образовании. Неслучайно само слово «эссе» в его современном значении впервые было произнесено именно французом – Мишелем Монтенем еще в XVI столетии. Название его легендарного трехтомного сочинения («Опыты») как раз и звучит в оригинале как «Эссе». Вот это умение свободно говорить и писать пригодится человеку в любой жизненной ситуации. И в быту, и при устройстве карьеры, и в случае личного либо общественного конфликта надо, прежде всего, уметь себя представить, объяснить собственную позицию…

 Но нельзя не сказать о том, что сравнительно недолгий перерыв в школьной практике писания и проверки сочинений оказался по своим последствиям почти фатальным. Сочинение исчезло из привычного обихода, пропали не только навыки создания текстов в жанре сочинения, но и стали неочевидными пути обучения написанию этих текстов. Как учить писать сочинение? Опять потребовать дополнительных часов?? Аналогичным почти фатальным оказался недолгий период реконструкции «Ленинки», то есть Российской государственной библиотеки. Раньше я в начале учебного года обязательно устраивал для студентов экскурсию, они навсегда запоминали, где находится Генеральный каталог, Подсобный фонд гуманитарного зала, Центральная справочная библиотека… А вот после ремонта все это ушло в небытие, привычка к «Википедии» поглотила абсолютно все прежние навыки. Появление доступного по цене браузера привело к коллапсу библиотечной культуры – еще и в этой сфере XIX век стал XVII-м…

Слава Богу, что сочинение в школу вернули, но нельзя не понимать, что мы успели сесть в последний вагон. Для восстановления навыков создания сочинений понадобятся дополнительные серьезные усилия.

 

По рецепту Великого Инквизитора

 

– Вопрос вариативности программы многими увязывается с довольно низким уровнем подготовки сегодняшних выпускников педагогических вузов. Есть опасения, и небезосновательные, что, работая по вариативной программе, молодые учителя не смогут разобраться в современной литературной ситуации и будут знакомить своих учеников с произведениями, весьма сомнительными по содержанию, а то и вовсе безнравственными.

 

 – Я знаю эту проблему. И здесь попробуем не упрощать ситуацию и говорить, не впадая в катастрофический тон, не допуская панических интонаций в речах и призывов к поиску врагов.

 И бесспорная классика очень сомнительна, если к ней подходить с прямолинейными нравственными мерками

Первый мой тезис таков: крайне наивным является убеждение в том, что литература автоматически повышает нравственность. Дескать, прочитал, как живут и действуют «хорошие» люди, и сам стал «хорошим». Конечно, литература – это сосредоточие моральных умений, навыков и путей к восприятию мира. Но автоматизма тут никакого нет. К примеру, возьмите роман «Братья Карамазовы». Допустим, вы никогда не были в России, прочитали этот роман и что – вам захочется посетить эту страну? В романе собран целый сонм пороков: тут и богохульство, и гордыня, и цинизм, и стяжательство, и разврат… А чему может научить роман, в центре которого – изображенный с большой симпатией гордец и убийца Григорий Александрович Печорин? Конечно, у каждого из великих писателей есть произведения, не очень пригодные для восприятия неопытным молодым человеком. Да, это верно. Но ведь и бесспорная классика очень сомнительна, если к ней подходить с прямолинейными нравственными мерками. Уж не лучше ли переписать лермонтовский роман так, чтобы центральной фигурой стал Максим Максимыч – человек безукоризненный, дружественный, спокойный, но, увы, гораздо менее важный для читателя по сравнению с Печориным.

 Мне крайне не близки попытки блюстителей общественной нравственности специально выискивать у «неблагонадежных» писателей компрометирующие фрагменты и сцены. Подобные вещи есть и у Достоевского, и у Пушкина. Мы что, забыли о существовании «Гавриилиады» и «Сказки о царе Никите…»? Помните недавнюю попытку издать отредактированный текст «Сказки о попе и о работнике его Балде», чтобы избежать недолжных характеристик духовных лиц?

 Запретить проще всего – и всего неэффективнее. Это рецепт Великого Инквизитора

 Конечно, многое – почти все! – в школьном преподавании литературы зависит от учителя. Но попытки заранее исключить его просчеты, автоматически обеспечить качественное и неопасное для молодых сердец преподавание нередко напоминают благие намерения Великого Инквизитора из «Братьев Карамазовых». Абсолютно любой текст при наличии некомпетентности педагога может породить нежелательные последствия. Что, электричество не опасно? Конечно, опасно, если пытаться сунуть пальцы в розетку. Не надо запрещать микроволновые печи, надо просто толково объяснить, что они не предназначены для высушивания болонок. Запретить проще всего – и всего неэффективнее.

 Все может представлять собой угрозу, но не надо думать, что есть какой-то условный «великий инквизитор», который от всех угроз оградит. Вы помните видение, которое посещает Ивана Карамазова? Его диавольский собеседник утверждает, что проник в его сознание, познал все его тайные преступные замыслы. И знает, как им противостоять.

 Что говорит Великий Инквизитор Спасителю? Что Он больше не нужен, поскольку Его учение основано на свободе. Инквизитор лучше знает, как беспроигрышно реализовать великое учение: надо упразднить свободу, и дело с концом.

 

 Вот почему я считаю крайне утопичной попытку достигнуть гарантии качественного образования путем строгостей и запретов – это дело гораздо тоньше, чем очевидный ответ на вопрос: что такое хорошо, и что такое плохо?

Есть еще один аспект проблемы. Мы живем в информационном обществе, которое само по себе провоцирует изначально неплодотворные дискуссии и скандалы в социальных сетях. Многие современные скандалы вокруг театральных и оперных постановок вызваны простым непониманием правил игры и законов искусства. Так просто сказать, что «Мадонны» Рафаэля прекрасны, а «Черный квадрат» плох. Или – наоборот. Гораздо труднее спокойно разъяснить их специфику, художественную природу…

 Самое опасное в наши дни – двойные стандарты. Вот ребенок живет в какой-то реальной жизни, видит, что происходит у него в семье, во дворе, в стране, в мире. Конечно, главная заповедь педагога, как и врача, – «не навреди», с этим никто не спорит. Но дистиллированная вода довольно редко может быть эффективным лекарством от недуга, от неграмотности эстетической, нравственной, гражданской. Нельзя, чтобы возникало впечатление, будто литературный текст – это что-то заведомо гарантирующее нравственное совершенство. Такими текстами для христианина являются Евангелия, книги Нового Завета, но у них совершенно иная природа, роль в нашей жизни. Попытка литературный текст рассмотреть в модальности морально-религиозного повсеместно приводит к совершенно противоположным результатам по сравнению с чаемыми. У меня есть любимый пример на эту тему. Учительница беседует с классом и объясняет: скромные люди – это те, кто поступает так-то, так-то и так-то. «Поняли?» – «Да!» – «А среди вас, ребята, есть скромные?» В ответ поднимается лес рук: «Есть!» Я могу быть скромным, но об этом никак невозможно сказать вслух, иначе скромность обратится в свою противоположность. Значит, в моральной плоскости не всегда возможным оказывается произнести вслух даже заведомо «верное»? Да, именно так! Вот почему так сложна моральная проекция литературы и искусства вообще. Вот по какой причине даже самые наивернейшие и правильные понятия («нравственность», «патриотизм», «доброта») при попытке прямо о них заявить зачастую меняют свою природу, провоцируют не благие мысли и поступки, а цинизм и скепсис. Вот такое тонкое дело – преподавание литературы, тут нет выбора между теоремой Виета и законом Бойля–Мариотта.

Литература ведь по природе своей вовсе не равна жизни. В жизни и в роли читателя мы совсем разные люди!

 Еще одна важная вещь. Литература ведь по природе своей вовсе не равна жизни. В жизни и в роли читателя мы совсем разные люди! Представим себе, что (не дай Бог, конечно!) мы видим перед собой умирающего человека. Что мы делаем? Немедленно бросаемся на помощь, вызываем врача. Если (не дай Бог трижды!) это случилось на войне и перед нами умирающий враг – мы должны его умертвить, иначе будем убиты сами.

Что мы чувствуем как читатели, если в книге видим все того же умирающего человека? Мы думаем: вот человек умирает, а жизнь продолжается – какой драматический контраст! Вот и солнце восходит – переводим мы взгляд на небо словно бы вслед за Андреем Болконским, лежащим на поле Аустерлицкого сражения. Впечатление было бы совсем другое, если человек умирает, а солнце садится, – другой художественный смысл. То есть восприятие художественного текста далеко не всегда похоже на жизненные реакции, это совершенно особенная позиция, это созерцательность, во многих реальных ситуациях совершенно невозможная.

Смотрите, ведь неправильная реакция, если мы в жизни (опять же – не дай Бог!) будем реагировать «по-читательски»: «Ах, какая трагическая сцена, человек лежит на дороге, его сбила машина, бледная гримаса боли искажает лицо…» И так же неправильна наша реакция, если мы в театре будем выскакивать на сцену и выхватывать шпагу из рук убийцы Гамлета. Это детская реакция. Дети в театре кричат Красной шапочке: «Обернись, за тобой крадется Волк!» А Красная шапочка все равно идет и делает вид, что не видит Волка. Так построено художественное произведение, кроткой бабушкиной внучке некуда деваться, она не может пользоваться «помощью зала». Вот эти две неадекватные реакции очень часто транслируются в наших полемических схватках. А всего-то и нужно – толково объяснить ребенку, что такое литература, что такое искусство в разные эпохи своего бытования. Есть и иконопись, и абстрактное искусство, и никакой тут нет фатальной несовместимости. Икона тоже устроена очень сложно, в ней, согласно отцу Павлу Флоренскому, воплощена обратная перспектива, очень «нереалистичная», отличающаяся от нашего бытового зрения. В реальности мы видим (вернее, нам так кажется), что предметы, по мере отдаления от наших глаз, уменьшаются в размере. А вот на иконе (скажем, на знаменитой «Троице» Андрея Рублева) все лица и предметы равновелики: человек так не смог бы их увидеть, а вот в перспективе Божественного взгляда все предметы, люди и явления равны сами себе, не искажены внешним восприятием.

 

Когда централизация во благо

 

– В новой программе предлагается в том числе и тематический подход к изучению произведений русской литературы. Но разве возможно при таком подходе целостное восприятие текста? Поймет ли ученик, что такое собственно роман «Война и мир», например?

 

 – Прежде, чем отвечать на этот вопрос, хотелось бы вернуться к вопросу о Примерной основной образовательной программе (ПООП) старшей школы. Это связано. Ситуация вот какая. К настоящему моменту существует программа общего основного образования – это, условно говоря, средние классы. Есть установленный алгоритм ее обсуждения и утверждения, и этот алгоритм был соблюден. Поэтому если ратовать за «отозвание» программы, то придется оспаривать сам алгоритм. Этого требует простая логика закона, эмоции здесь так же мало плодотворны, как и в случае обсуждения «золотого списка». В ходе обсуждения принятой ПООП, кстати, были высказаны тысячи предложений по ее усовершенствованию, причем очень многие были учтены. То есть вопрос не в том, нужно ли отзывать программу, а нужно ли менять регламент? Пока все идет сугубо по регламенту, а вот ПООП для старшей школы, если не ошибаюсь, пока еще не утверждена.

 

– Кстати, о процедуре обсуждения. Она у многих вызывает нарекания. Ставится вопрос: стоит ли краудсорсинг приравнивать к оценкам экспертной комиссии? Не было бы более целесообразным, чтобы сначала программу оценили эксперты со всей страны, а уже потом шло бы ее обсуждение на «Крауд-эксперте»?  Хорошо, мы соберем съезд учителей, семинар, примем резолюцию. А как это все учитывать? Куда направить манифест? В Генассамблею ООН?

 

 – Вы знаете, есть в лингвистике такие понятия, как код и сообщение. Код – это правило, а сообщение – это то, что регулируется данным правилом. Мы все-таки о разном с вами говорим. Стоит ли изменить код, то есть алгоритм утверждения? Но обсуждение и утверждение – разные процедуры. А если код считать верным, то почему бы экспертам не высказаться на «Крауд-эксперте»? Хорошо, мы соберем съезд учителей, семинар, примем резолюцию. А как это все учитывать? Куда направить манифест? Президенту? В Генассамблею ООН? Как раз идея была в том, чтобы централизовать, вернее – «центрировать» процесс обсуждения. Не в том смысле, что какая-то будет единая, «централизованная» жесткая воля, а чтобы это было все вместе, всем было видно, как идет обсуждение. Одним нажатием кнопки вы бы открыли экран, на котором учтены все реакции и предложения. Иначе ведь что получится: десять ассоциаций и объединений проведут свои сессии и разместят на своих сайтах в десяти разных местах десять противоречащих друг другу резолюций, а то еще и десяток петиций создадут. Это ведь все равно что писать турецкому султану – тот же эффект! Кто будет обладать полномочиями все эти реакции собрать, суммировать и ввести в легитимное законотворческое русло? Ведь не соберутся вместе люди, которые имеют полярные мнения. Они не пойдут друг к другу, соберутся на разных площадках. «Те» примут манифест, что «эти» враги. А «эти» торжественно заявят, что «те» – преступники. Результат будет (и, к сожалению, уже есть) совершенно негативный: полная неразбериха, которая обычных граждан дезориентирует, они не могут понять, какова же ситуация «на самом деле», видят только свару и взаимоисключающие мнения, разуверяются в возможности консенсуса. То ли тишь да гладь вокруг в отечественном образовании, то ли в «датском королевстве» все печально.

 

 Если мы на самом деле, а не на словах хотим объективной оценки хода дел в образовании, то надо усвоить, что существует закрепленный законом перечень законов и документов разного уровня и статуса. Во-первых, два Федеральных закона «О государственном языке Российской Федерации» и «Об образовании в Российской Федерации». Во-вторых, действующие Федеральные государственные образовательные стандарты. В-третьих, система Примерных основных образовательных программ. Вот такая «констелляция». Если мы этих обстоятельств не учитываем, то дискредитируем сами себя. Мало ведь иметь правильное мнение и высказать правильное предложение – надо быть в теме, иметь представление о том, как это предложение реализовать на практике. Иначе все выглядит просто несерьезно: все плохо, до этого дело довели такие-то и такие-то враги, но как сделать лучше, я не знаю и не мое это дело… Допустим, предлагается «внести изменения» – но куда, в какой именно документ? В центре должно быть произведение – единица литературного процесса

 – Теперь наконец о «тематическом подходе» к изучению словесности. Он может быть только дополнением к традиционному, историко-литературному. Тематический подход не может быть основным, потому что мы не должны исключать или относить на второе место реальную картину развития литературы как вида искусства. Мы должны понимать, как возникает романтизм, как он уходит и почему. Но тематический подход тоже важен. Привожу пример: мотив войны. Одно дело – «Бородино» Лермонтова – тут вполне понятно, где правда: «не Москва ль за нами? Умрем же под Москвой!» Совсем другое дело – «Война и мир». При всем акцентировании правды народной войны (Толстой: «мысль народная») здесь есть и другая «правда» – эгоистического, романтического, «наполеоновского» свершения, переустройства миропорядка. Этой «правде» привержены отнюдь не только враги России, но и, например, князь Андрей в определенные моменты жизни.

 В рассказе Всеволода Гаршина «Четыре дня» мотив войны реализован совершенно иначе, чем у Лермонтова или у Толстого, а в повести Леонида Андреева «Красный смех» – еще иначе… А еще есть книга Ярослава Гашека. Это уже не совсем школьный автор, хотя и очень важный… Рассказ Гаршина «Четыре дня» – про русско-турецкую войну конца 1870-х годов, которая вызвала в нашем обществе очень большой патриотический резонанс. Но в рассказе взят лишь частный эпизод: солдат проводит несколько суток наедине с убитым им врагом и понимает, что в человеческом смысле они и не враги вовсе, у убитого им тоже есть родные и близкие люди.

 Итак, тематический ракурс рассмотрения литературы может дать дополнительные смысловые обертоны, но способен подменить собой систематическое изучение истории литературы.

 

– В новой программе он занимает достаточно важное место. Насколько я помню, многие произведения предлагаются к изучению именно в рамках этого подхода.

 

 – Это неправильно. Знаете, в 1920-е годы была педология, где вообще не было учебных предметов, например утка изучалась сразу и с точки зрения языка (как будет «утка» по-французски?), и с точки зрения биологии, и с точки зрения экономики и так далее. Не стоит разбивать живое освоение литературы на сугубо аналитические абстракции. Может быть утрачена и историческая перспектива, и целостность восприятия произведения. «Война и мир», скажем, вовсе не сводится к военной теме. Поэтому толстовскую эпопею нужно пытаться осознать и с точки зрения религиозной, семейной и так далее.

– То есть дать общую картину?

 

 – Конечно! В центре должно быть произведение – единица литературного процесса. «Элементарная частица», «квант» литературы – ситуация чтения, когда человек берет в руки какой-то текст, или видит его на экране, или слышит в устном исполнении. Мы же никогда не «считываем» только тему. Важно не только что, но и как описано. Самое главное – не отбивать охоту к чтению.

 

Когда становятся классиками?

 

– Вы педагог с большим опытом работы, хорошо знающий детей. Скажите, способны ли современные школьники к восприятию русской классики?

 

 – На мой взгляд, ни в коем случае нельзя поддаваться псевдодемократической логике социальных сетей. Там царит ложно понимаемая свобода высказывания. Логика обсуждения в чате примерно такая: один говорит, что черное бело, другой – что белое черно, а третий – что и черное, и белое – это стеариновая свечка. В результате не возникает не только единого тоталитарного мнения, с которым демократия всегда борется, но вообще никакого осмысленного мнения. Очень легко, как и 150 лет назад, снова твердить о проблеме отцов и детей, в данном случае применительно к восприятию классики. Вот мы, дескать, в ваши годы знали то-то и то-то, помнили наизусть то-то и то-то. Классика потому и классика, что она жива, и она точно всегда будет востребована, «доколь в подлунном мире жив будет…» Но, как я уже говорил, нужны большие усилия, чтобы приблизить классику к современному человеку.

 Если бы современники Пушкина узнали об истинном соотношении масштабов Хераскова и Пушкина, они бы очень удивились

Есть еще одна важнейшая проблема. Не надо думать, что классика всегда была классикой. Это очень распространенное заблуждение. В начале XIX века служил в Московском университете довольно известный профессор А.Ф. Мерзляков, автор слов песни «Среди долины ровныя…» В университете он преподавал тогдашних бесспорных классиков, то есть Михаила Хераскова да Гаврилу Державина, а любил читать молодых возмутителей спокойствия, которых часто подозревали во вредном влиянии на молодое поколение, – Александра Пушкина, князя Петра Вяземского (в будущем – многолетнего товарища (по-нашему – заместителя) министра народного просвещения). Говорить о них с университетской кафедры было совершенно невозможно, и если бы тогдашние сторонники запретительных мер дожили до наших дней и узнали об истинном соотношении масштабов Хераскова и Пушкина в истории отечественной словесности, их ждало бы немало сюрпризов.

До ранней осени 1826 года, когда император вызвал Пушкина в Москву на коронационные торжества прямо из Михайловской ссылки, официальный, общепринятый статус Пушкина был достаточно двусмысленным. Вот вам и проблема незыблемого национального канона – он подвержен изменениям, и иногда важнее не просто констатировать его наличие, но объяснить закономерности возникновения и трансформации.

Чтобы понять, почему и каким образом именно Пушкин, Гоголь и Достоевский стали классиками, нужно обратиться вокруг себя, оглядеться и понять: а кто сейчас классики? Это очень трудный вопрос. Солженицын, Маканин, Екимов? Либо Пригов, Пелевин, Улицкая? Ответ мы узнаем лет через сто… То есть современная литература и попытка анализировать ее кипение и бурление, осторожное, взвешенное, поможет нам лучше понять классику. Вот мой любимый пример: Достоевский дебютирует в 1846 году романом «Бедные люди». Представим, что мы сейчас читаем абсолютно тот же роман, где все запятые на месте – за скобки придется вынести разве что различия между «старой» и «новой» орфографией. Если вдуматься, того романа, который читали в 1846 году, больше нет. Почему? Да потому, что тогдашние читатели никак не могли знать, что этот же автор напишет и «Бесов», и «Братьев Карамазовых». А мы, наоборот, от этого «избытка осведомленности» избавиться никак не можем. Итак, именно гонимая многими сторонниками литературных традиций современная литература поможет нам лучше разобраться в природе классики, не сводить ее освоение к череде клише и штампов.

 

В ритме спешки

 

– А читают ли школьники произведения Толстого и Достоевского полностью? Или ограничиваются краткими пересказами, которых и в интернете, да и в печатном виде немало?

 

 – Есть более кошмарная вещь. Я часто спрашиваю коллег – историков философии: а читают ли современные студенты-философы Декарта и Гегеля? Ответ – всегда негативный! Философские тексты настолько сложны, что абсолютному большинству студентов гораздо проще освоить их по квалифицированным кратким изложениям. Пересказ литературного текста – это почти всегда примитивная и угрожающая его подлинному смыслу попытка свести все к какому-то набору поверхностных суждений. И наш технологичный мир на это настраивает – нам же лень пять клавиш нажимать, мы микрокоманду придумываем.

 Самая страшная современная профессия – программист. Программисты «освобождают» нас от целого ряда тактильных, материальных, не виртуальных действий, заменяя их разнообразие простым нажатием кнопки. Как мы отправляли письмо 30 лет назад? Для начала приобретался чистый лист почтовой бумаги (а 130 лет назад – не любой бумаги, а красивой, со смыслом), потом мы брали в руки перо, писали черновик, потом набело, перечитывали, исправляли ошибки – стыдно ведь отправить письмо уважаемому корреспонденту, если там есть грамматические или пунктуационные неточности! Затем письмо вкладывалось в конверт, кончиком языка мы слегка увлажняли его «крышечку», потом наш путь лежал к почтовому ящику, письмо опускалось в прорезь, наступали дни (а то и недели) ожидания. Удобно это? Крайне неудобно. Гораздо сподручнее торопливо нащелкать на клавиатуре: «Привет А.М., доброго времени суток, завтра перелечу из Москвы в Саратов, буду у Вас в семь! Ваш Д.Б.» Чего, вроде бы, проще? А что делать, если в сутки приходит 120 подобных писем и на все ответы надо было бы потратить часов 12 следующих суток? Это чистой воды расчеловечивание, постоянный цейтнот. И немудрено, что многих так тянет читать краткие пересказы. Это еще, думаю, цветочки, недалеки времена, когда будет уже совершенно нереально выделить на прочтение моей любимой «Анны Карениной» положенные десять-пятнадцать вечеров. Тогда очень захочется выпить пилюлю с надписью «Анна Каренина» и – хоп! постиг все художественные глубины без лишних затрат времени и сил. Вот это будет окончательный триумф технологической воли.

 Пересказы классики процветают именно потому, что мы за малое время хотим «вкачать» в школьников как можно большие информации

 Закончу отвечать на этот ваш вопрос неожиданно – встречным вопросом. Почему процветают все эти поверхностные пересказы классики? Именно потому, что мы зачастую хотим вкачать в сознание школьника такой объем информации, который просто несовместим с реальным бюджетом времени современного человека.

 Вот и стоит задуматься о необходимости смирять наши стремления расширить до необъятных масштабов список обязательных для освоения произведений…

 Мы знаем заранее, что нужно ученику, делаем выбор за него. Это, конечно, неверно. Но неверно и обратное – «читай, что хочешь и сколько хочешь, мы ничего проверять не будем». Нужно просто сделать предписываемый объем текстов реальным для прочтения и сопоставимым с возрастным опытом школьника – это тоже очень важно.

 

Академическое образование – самое практичное

 

– Недавно в педагогическом образовании появилось понятие «практико-ориентированный подход», который вызывает немало опасений. Некоторые предметы, традиционные для филологических факультетов, или сократились, или оказались вычеркнутыми из программы подготовки педагогов. Как вы относитесь к такому подходу? Не получим ли мы в результате практиков, имеющих навыки работы с детским коллективом, но без базы знаний?

 

– Я с этими опасениями согласен. Потеря в педагогическом образовании таких дисциплин, как устное народное творчество, диалектология или фонология, недопустима. Это снижает качество подготовки учителей. Но вот в чем здесь главная проблема. Современный профессионал на рынке труда пребывает лет 40 – от окончания университета до выхода на пенсию. За это время специфика его профессии несколько раз существенно модифицируется, и вообще некоторые профессии исчезают, вместо них появляются новые. Это означает, что заранее нельзя научить тем профессиональным стратегиям, которые будут востребованы через 20–30 лет. Поэтому «практико-ориентированный подход» неизбежно ограничен – он направлен только на удовлетворение сиюминутных запросов работодателей. Мы учим на практиках, которые вскоре исчезнут. А если у нас нет навыка переучивания, «переключения» и развития собственной профессиональной идентичности, то мы в новую профессиональную реальность войти не сумеем.

 

 Получается, что в дальней перспективе в наибольшей степени «прикладными» дисциплинами являются наиболее классические, академические, те, которые вроде бы совершенно оторваны от сиюминутных практических нужд. Это даже не фольклор, диалектология и фонология, но еще более отвлеченные логика, риторика, латынь и церковнославянский язык. Следует развивать традиционно российское (и немецкое) фундаментальное образование, историей которого в свое время я немало занимался.

 Вообще в мире (если не брать Китай и Восток как таковой) существуют две преобладающие образовательные традиции: континентальная и атлантическая. Континентальное (в том числе российско-немецкое) образование построено на преобладании общих и фундаментальных дисциплин, а атлантическое (англо-американское) основано на философии прагматизма. Один ищет метафизику и основания мотивации, другой ищет прикладные основания работы. Я это говорю не к тому, чтобы сделать безоговорочный выбор между двумя системами, просто надо учитывать их соотношение в современном мире. Обычный человек может всего этого и не знать, но это совершенно неприемлемо для того, кто претендует на роль эксперта в области современного образования.

 

И еще раз о количестве и качестве

 

– Хотелось бы как раз задать вопрос о зарубежном опыте преподавания литературы в школе. Известно, что есть страны, где литературы как школьного предмета нет; с другой стороны, в Финляндии, например, успешно применяется традиционная российская и отчасти советская система образования. Вы упомянули Францию, в школах которой важное место отводится сочинению, в Англии то же самое. Не могли бы вы привести несколько примеров интересного сочетания традиций и инноваций?

 

 – Во-первых, несмотря на дефицит учебного времени, необходимо преподавать в школе зарубежную литературу. Это не ответ на ваш вопрос, но нам крайне необходим не просто учет зарубежного опыта преподавания литературы, но нужна сама история ведущих зарубежных литератур, хотя бы в конспективном изложении «по вершинам». Мы лучше поймем специфику и роль отечественной словесности, если (не говоря уж об оригинальных текстах) хотя бы в переводе освоим вершинные произведения ведущих мировых литератур.

Второе: нужно, конечно, учитывать национальные традиции. Так получилось, что Россия – литературоцентричная страна. Поэтому опыт стран, в которых нет сквозного курса литературы, неприменим в России. Мы помним открытие зимней Олимпиады в Сочи. Как за 40 минут всему миру, 200 странам, миллиардам людей дать представление о российской идентичности? В представлении на открытии Олимпиады действовали даже не известнейшие писатели, а литературные герои. Так уж получилось, что в глазах многих людей в мире Россия идентифицируется не с кем (или не с чем) иным, как с Толстым, Достоевским и Чеховым.

 Что касается достижений литературного образования в разных странах, мне бы хотелось, конечно, подчеркнуть важную особенность атлантической системы образования, английской в особенности. На протяжении столетий господствует уход от тотальной регламентации содержания образования, практически отсутствуют опасения количественной неполноты опыта школьников в освоении истории литературы. Я об этом уже говорил: совершенно обязательными являются два-три автора, не более. Не количество, а качество – вот это важно.

Здоровый консерватизм необходим, но только до того порога, когда он не вырождается в агрессивное неприятие всего нового

 Что до финского образования, оно действительно прекрасно и основано, кстати говоря, на наших российских традициях, заложенных еще во время реформ министра образования Сергея Уварова в 30-е годы XIX века. Здоровый консерватизм необходим, но только до того порога, когда он не вырождается в агрессивное неприятие всего нового.

 

– Как вам кажется, какие задачи прежде всего должно решать Общество русской словесности?

 

 – Создание Общества российской словесности вселяет надежду на то, что оно сумеет стать той профессиональной площадкой для дискуссий, на которой будет достигнут компромисс в современных спорах между сторонниками разных стратегий в образовании. Очень важно не ломать действующую систему законов и регламентирующих документов, которые сегодня определяют параметры российского образования. Изменения в системе всегда болезненны, необходимо избежать очередных революционных преобразований в области образования.

 Кроме того, Общество, на мой взгляд, призвано формулировать экспертные оценки различных явлений и тенденций в современном образовании. И наконец, будет очень правильно ожидать от него выдвижения новых общественных инициатив, которые могут стать поводом для новых проектов, реализация которых пойдет на пользу российской школе – как средней, так и высшей.

 

С Дмитрием Баком беседовал Константин Белый

/www.pravoslavie.ru/

 

Сокращение перечня учебников уже увеличило их цены вдвое

И данный процесс, похоже, необратим, предупреждают эксперты

 

Качество школьных учебников поднимется как на дрожжах, если их количество станет минимальным, а содержание жестко регламентированным по образовательным стандартам и учебным программам. При этом войти они должны в федеральный перечень, дающий зеленый свет учебной литературе на пути в школу,  не столько по рекомендациям экспертизы ученых Российской академии наук (РАН) и Российской академии образования (РАО), а в первую очередь по решению чиновников Минобрнауки.

 К такому выводу, как сообщает MK.RUwww.mk.ru/,  пришли 30 марта участники слушаний в ГД РФ с жестким названием «Законодательная регламентация создания, экспертизы, распространения и использования учебников при реализации основных образовательных программ общего образования».

Согласно поручению президента страны, школьные учебные пособия в нашей стране контролируют на соответствие последнему слову науки эксперты РАН, а на приемлемость для изучения детьми того или иного возраста — эксперты РАО. Венчает процесс еще пар экспертиз — общественная и этнокультурная. То есть кажется, учебный школьный материал рассматривается со всех сторон. А вот в Минобрнауки и в Госдуме решили кардинально «подкорректировать» сложившийся порядок. Мотив — чрезмерное, по словам чиновников и депутатов, разнообразие учебников, официально «вбитых» в Федеральный перечень рекомендованных для преподавания в школе, а также их «низкое» качество.

- В настоящее время в Перечень входят 1377 учебников, включая региональные и предназначенные для ребят с ограниченными возможностями здоровья,- доложил заместитель министра образования и науки Павел Зенькович.- А столь значительное количество не может обеспечить должного качества, в результате чего в учебниках встречаются серьезные ошибки и неточности, что вызывает серьезную критику.

Кошмары про «ужасные» учебники рассказывают в федеральном образовательном ведомстве давно. Так и в процессе этих слушаний привели рассказ некой бабушки о том, как ее внучка-первоклассница изучала в классе историю про зайцев-пессимистов, боявшихся быть съеденными хищниками так сильно, что легче, как им показалось, было пойти и утопиться. А потом, пойдя с бабушкой к зубному врачу, внучка процитировала эту суицидальную сентенцию, правда, в качестве шутки. А бабушка возмутилась и стала настаивать на сокращении количества учебников.

Однако, на самом деле, как заметил руководитель экспертного управления РАН Сергей Сидоренко, озвученый пример хоть и известен экспертам, но находится в контексте не учебника, а учебного пособия, относящегося к категории учебной литературы, не проходящей, по принятым на данный момент правилам, экспертизы. Сверх этого: РАН, акцентировал ученый, систематически просит граждан сообщать в академию все ляпы, найденные в учебниках. И если первое время таких обращений, притом вполне реалистичных, было действительно немало, то ныне ситуация изменилась радикально. Так, на данный момент академики изучают всего  два подобных обращения.

Одно из них  требует запретить теорию относительности, исключив любое упоминание о ней изо всех школьных учебников, а в другой содержится настоятельная просьба обозначить температуру некоего объекта в минус 390 градусов Цельсия (при этом нужно вспомнить, что такой температуры в природе не существует). Получается, если называть вещи своими именами, реальных жалоб на качество учебников, не связанных с весенним обострением известных хронических заболеваний, в РАН сейчас нет.

- Нет, есть! - опроверг академического представителя первый зампред думского комитета по образованию и науке Геннадий Онищенко.- И имя этого человека — Ольга Юрьевна Васильева! (глава Минобрнауки, если кто забыл, напоминает редакция). А вы, даже если уверены, что все у вас так безоблачно, все равно давайте свои предложения по изменению порядка экспертизы учебников!

Руководительница российского Минобрнауки действительно, то и дело критикует качество школьных учебников. И на это на постоянной основе - лишь прелюдия к ее главному тезису: резкого, на несколько порядков сокращения количества учебников, допущенных в школу. Причем, если раньше соглашались  сохранить хотя бы два-три учебника на каждый предмет параллели - один общеобразовательный, а другой для одаренных детей - то впоследствии родился новый план.

В конце 2017 года думско-министерская рабочая группа по учебной литературе выпестовала идею:  в школе необходимы лишь две разновидности учебников: базовый и для детей-инвалидов. Если же кому-то  возжелается более глубоких знаний, пущай, дескать зубрят по дополнительной литературе, стукнули кулаком по столу новаторы. И над этим кошмарным планом они активно работают.

О том, что это будут за учебники, и как они впишутся в современные реалии XXI  века,  даже подумать боязно. Тем не менее, кроме законодательного закрепления понятия «базовый учебник», чиновники от образования и депутаты продавливают и его жесткую привязку к федеральным государственным образовательным стандартам, а также  к примерным и учебным образовательным программам. Не иначе осовремененная реализация принципа «шаг влево, шаг вправо — расстрел» во всей красе: единое образовательное пространство, где все учатся под одну гребенку.

О том, как связать предлагаемое новшество с официально провозглашенным курсом отечественного образования на развитие индивидуальных траекторий обучения наших школьников, никто и не думает, не то что вспоминает. Равно как и о том, как при таком раскладе быть с любимым путинским детищем, лагерем для одаренных детей «Сириус». А и в самом деле, по каким таким учебникам и программам в условиях тотального единства прикажете учить детей там? По пресловутым «базовым»? Так стоит ли для этого ехать в этот самый «Сириус», если и в родимой школе будет все то же самое?

Что говорить о будущем! А ведь данный проект реформы экспертизы учебников принесет не одно лишь максимальное сужение кругозора учащихся и их способностей к самостоятельному мышлению, а кое-что еще. В министерстве, сообщил Зенькович, категорически не согласны с нынешней «практикой оплаты работы экспертов учебников заказчиком, что ставит под вопрос качество этой их работы. Возможно, нужно вернуться к системе государственной оплаты экспертов»,- предложил он. Заправлять же в этом вопросе и принимать окончательные решения, как явствует из Рекомендаций слушаний, будет как раз Минобрнауки. Ну просто именины желудка и сердца!

-Смотришь эти Рекомендации, и кажется, будто на дворе не 2018 год, а 1968-й,- отметил президент Института мобильных образовательных систем Александр Кондаков.- Просто какое-то постановление ЦК КПСС в чистом виде! Ну давайте вспомним, в каком мире мы живем! Если мы говорим, что количество учебников надо сократить до двух-трех, а еще лучше до одного, так давайте и в аптеках иметь лишь по 2-3, а то и по одному лекарству, к примеру, от сердца. Действительно, зачем нам больше? Я уж не говорю о коррупционной составляющей, когда мы говорим о сокращении количества учебников! Сокращение Федерального перечня уже привело к росту цен на учебники в 1,5-2 раза!

Есть ли одно утешение в этой катастрофе: к какому бы решению по экспертизе и номенклатуре учебников ни пришли чиновники с депутатами, сути дела в современном информационном мире это не изменит, успокоил «МК» ректор Московского городского педагогического университета Игорь Реморенко:

- Когда информационное пространство предельно открыто, а учителя всегда могут брать из открытых источников любые материалы, нужные им для уроков, все разговоры о необходимости «почистить» перечень официально допущенных учебников будут, что называется, мимо кассы. Можно сколько угодно их «вычищать», но это ничего не даст. Что же касается введение базового учебника, то дело это, как показала наша собственная практика, нелегкое. Впервые такая идея появилась в нашей стране в 1933 году, но справиться с ней не могли более 10 лет. А оба наркома народного образования, которые ее продвигали — Бубнов и Теркин — были расстреляны до того, как что-то успели сделать.

Новые ФГОСЫ не соответствуют требованиям современной науке, считает ректор ВШЭ

 Новые стандарты для обучения школьников не соответствуют требованиям современной науки, заявил ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. А буквально накануне с критикой проекта выступили около 500 российских учителей литературы.

 

Высшее недовольство

 

 

Руководитель ВШЭ Ярослав Кузьминов обрушился с критикой  на проекты федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) для начальной (с первого по четвертый класс) и основной (с пятого по девятый класс) школы. Информационное агенство РосБизнесКонсалтинг  www.rbc.ru/ поделилось с читателями мнением руководителей ведущих российских высших школ бизнеса.  

 Проекты ФГОС  устарели еще на этой предварительной стадии с точки зрения современной экономической науки, а стандарт, которым будет предписываться  изучения истории, написан небрежно, указал ректор ВШЭ в письме министру образования и науки Ольге Васильевой от 19 марта (Кузьминов входит в совет министерства по ФГОС). Между прочим, именно в этот день в Минобрнауки должно было пройти срочно отмененное заседание, посвященное принятию этого проекта.

 

 

 

Что такое ФГОС

 

 

ФГОС — это обязательные требования для государственных школ, вузов и колледжей. На их основе разрабатывается учебная программа и пишутся учебники. Нынешнее изменение стандартов связано с тем, что   зимой 2017 года Владимир Путин поручил правительству систематически обновлять содержание общего образования «на основе результатов мониторинговых исследований и с учетом современных достижений науки и технологий». Те стандарты, о которых идет речь обсуждались и разрабатывались весь 2017 год.

И несмотря на столь длительный срок подготовки, по мнению Кузьминова, проект ФГОС нуждается в доработке. Самое главное в нем нет специальных требований к изучению предметов на углубленном уровне. «В требованиях к учебным планам возможность углубленных курсов не раскрыта. Значит ли это, что стандарт не дает возможности углубленного или ускоренного освоения образовательных программ?» — задает вопрос ректор  в письме.

Как откровенную недоработку Кузьминов отмечает, что российское образовательное ведомство  хочет отказаться от проверки метапредметных знаний школьников после девятого класса во время государственной итоговой аттестации (ГИА). А это целый комплекс, включающий в себя критическое, творческое и аналитическое мышление и т.д.

Некоторых понятийных критериев, которыми определяются индивидуальные результаты учащихся по итогам обучения в основной школе, не существует в серьезных научных трудах. А, значит, они ни теоретически, ни опытным путем не обоснованы, отмечает Кузьминов.В качестве примеров ректор ВШЭ приводит следующие слвоосочетания, «социально значимые понятия», «субъективное и историческое время», «чувство личности» и «внутренняя позиция личности».

Также Ярослав Иванович акцентирует внимание на «небрежность» проекта ФГОС по истории. «Некоторые личности указаны с инициалами, а некоторые нет», — отмечает Кузьминов. ФГОС по некоторым другим предметам также устарели с точки зрения современной науки. Например, используемые в новых образовательных стандартах понятия «производительный и непроизводительный труд» Кузьминов называет «конструктом советской политэкономии». Поэтому он хотел бы провести более тщательную экспертизу ФГОС.

 

 

Ректор ректору

 

 

Пресс-служба Минобрнауки отреагировала оперативно и сообщила:  замечания Кузьминова услышаны и ответ на них будет дан в ближайшее время. Но не только ректор ВШЭ имеет мнение по новым ФГОС. Ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы Владимир Мау   также ознакомился с ними.

А он дает им несколько другую оценку. Допустим, рассуждая о метапредметных результатах, Мау отмечает, что они есть в проекте ФГОС и прописаны гораздо понятнее, чем в действующей редакции. Но инструменты оценки таких результатов не разработаны. «Новые стандарты — хороший повод заострить этот вопрос и приступить к разработке инструментария по оценке метапредметных результатов, тем более что многие из них лежат в одной плоскости с модными сейчас soft skills (комплексом навыков для успешного участия в рабочем процессе, высокой производительности, не связанных с предметными знаниями. — РБК)», — указал он.

Кроме того, в отличие от своего коллеги Мау считает, что нужно сохранить понятия «производительного и непроизводительного труда». Они исследовались на протяжении всей истории экономической мысли, включая работы Аристотеля и Адама Смита. В тоже  Мау утверждает, что во ФГОС не хватает других важных понятий, в частности понятия ВВП, инвестиции, спроса и предложения, занятости и безработицы, акций и облигаций и др. Хотя, как считает он: «Все это нетрудно откорректировать»,

 

 

Стандарты юрского периода

 

 

Как уже говорилось выше, в понедельник, 19 марта, около 500 учителей литературы, методистов и преподавателей вузов выступили с критикой предложенных Минобрнауки новых образовательных стандартов. Гильдия словесников (основанная несколько лет назад ассоциация филологов) настоятельно рекомендует отказаться от предложенного жесткого позиционирования литературных произведений по годам обучения и безальтарнативного списка литературы. «Ведомство своими действиями перечеркивает логику развития всей системы школьного образования за последние десятилетия, <...> попирая основы закона об образовании и те академические свободы, которые определены школам», — говорится в заявлении учителей-словесников.

Директор Федерального института развития образования Александр Асмолов прямо назвал новые ФГОС «стандартами юрского периода». «Если их примут, ученики будут завалены опытом прошлого и набором готовых рецептов», — заявил он.

А в Минобрнауки, отстаивая честь мундира, уверенно отвечают кортиками: рассматриваемый проект ФГОС позволит «обеспечить не номинальное, а реальное единое образовательное пространство». «Излишняя вариативность» программ, которую защищают учителя литературы, увеличивает нагрузку на ребенка, например, при переходе из одной школы в другую, отметили в министерстве.

Тем не менее, Минобрнауки перенесло заседание, на котором должно было состояться утверждение изменений школьной программы, на 21 марта.

 

 

 

 

Блоги

Все на свете не случайно

Никогда не думала о том,  что красота душевная передается по наследству нужному человеку. В определенный момент времени люди, близкие по духу, сталкиваются и уже никогда не разлучаются.

Подробнее...

"Район плюс"

Интернет-газета Ростовской области

добавить на Яндекс

Конкурсы

В настоящий момент конкурсы готовятся к публикации. Следите за обновлениями!

Погода Ростов-на-Дону

+17 o Переменная облачность .
Прогноз для Ростов-на-ДонуРостов-на-Дону