Район плюс

Интернет-газета Ростовской области

Фотогалерея


степь и р...

Кузнечно-прессовое производство – современные технологии обработки металла

После кризиса в 1998 году в российской промышленности, в том числе и в металлургической отрасли стал наблюдаться небольшой экономический рост. Небольшой, но стабильный. Это общее направление затронуло и кузнечно-прессовое производство, в основе которого лежит обработка металла давлением. Главный плюс современного кузнечно-прессового производства в том, что имеющиеся на производстве пресса и другое оборудование позволяют обеспечить высокую производительность при экономичной энергоемкости. Кроме того, в процессе изготовления нужных деталей: поковок, фланцев, раскатных колец и других в результате обработки металл становится более плотным, так как значительно уменьшаются и даже полностью исчезают внутренние микрополости. Это служит улучшением его механических свойств.

Для работы с металлами и сплавами кузнечно-прессовое производство имеет возможность проводить их пластическую обработку (как холодную, так и горячую), что не только улучшает их свойства, но и дает возможность получить любые поперечные сечения изделий, что практически невозможно при других видах обработки металлов.

Современное кузнечно-прессовое производство располагает высокотехнологичным ковочным оборудованием, оснащено ковочными кранами, манипуляторами, формовочными и штамповочными прессами. Кроме того, удалось сохранить и дополнительно обучить рабочие кадры и сотрудников ИТР, что позволяет производить качественные, конкурентоспособные изделия, а также решать производственные задачи любой сложности. Предприятие проводит модернизацию оборудования кузнечно-прессового производства и продолжает выпускать поковки ответственного назначения, оснащается прессами большей мощности.

Реклама

Семья

Плывёт по волнам, за тревогами жизни,

Плот, свитый судьбой, под названьем семья.

Не страшны ей бездны, солёные брызги -

Их  парус несет, где есть дом и друзья.

Пред ней расступаются грозные воды,

Житейских  проблем закалённая сталь.

Ей вальс Мендельсона, играет сквозь годы -

Сквозь годы приходит седая печаль.

Семья – поцелуй, первой искренней неги.

Свиданье сердец, под часами луны.

Снежинок хрусталь на дрожащие веки

И глаз, что небесной надеждой полны.

Семья это дети, грядущее наше,

Они для времён исторический след.

И эту историю пичкают кашей,

Бабуля с дедулей, бегущие вслед!

Домашний очаг будет тёплым рассветом,

Живут если в доме с надеждой, любовь.

Без них, распадётся, осыпется пеплом,

Останется в сердце израненном боль.

Семья -  это осень, где падают листья,

Седые, как снег, улетевшие вдаль.

И бабушкам, ставшим, их прошлое сниться,

В котором желаний ни капли не жаль…

Мы лица родных не забудем сердцами,

Любимых  своих… пусть им пухом земля.

И дети, и внуки идут к  ним с цветами,

Туда , где над вечным, шумят тополя.

Сергей Грицай,

п. Целина

Без права на полет

Небожители уездного масштаба,

 Мэры обнищавших городов –

 Делят, пилят, усмехаясь грабят, -

Будь готов! Угу, всегда готов!

 Где-то Бог и где-то царь ласкают

 Взором клинья белых журавлей.

 А внизу от края и до края

 Голь ползет по клеточкам полей.

 Челобитчики – с сумою и клюкою

 Тянут на Олимп грехи, как смысл.

 Сирое, убогое, живое

 Хочет грязь стряхнуть и хочет ввысь.

 Но, рожденный в хижине забытой,

 Не дойдет, не доползет вовек –

 Взяткой, будто плетью перебитый,

 Окриком разрубленный от плеч.

 И на юг не улетит, как птицы …

 Там, где крылья – выжжено тавро.

 И устало долу никнут лица,

 Понимая, что давно все решено…

Дмитрий Клименко

Холод

На высокое черное небо

 Звезды вынесла южная ночь,

 Отрывая, как корочки хлеба –

 Метеорный, изреженный дождь.

 Где-то там, в горизонт зарываясь,

 В краткий миг догорает огонь,

 Может так же проходит и слава,

 Как беззвучный отчаянный стон

 Небесам все равно – нам подавно –

 До печали распахнутых глаз.

 Кто-то должен в размене быть крайным,

 Лишь бы это не ранило нас.

Дмитрий Клименко

ст. Егорлыкская

Ведь ты моя дорога, в моё небо!

Прости меня... прости, что стал я не любим,

Что перестал быть эталоном веры.

Что взгляд мой чистый, стал колючим и чужим,

И нежные слова уносят ветры.

Прости родная, ты, пожалуйста, прости  - 

С поэтом жить – звездой светиться нужно!

Что б пить рассветы вдохновения с груди,

Что б не было в душе темно и душно.

Я так старался мужем быть и быть отцом,

Наверно не таким, поверь, не знаю.

Но только тонкий звон упавшего кольца,

Нас уносил к обрывистому краю…

Я знаю милая, стихи мои пыльца,

Они не хлеб и голод не заглушат…

Но может крылья в раненых, найдут сердцах,

Или любовь вдохнут в красу веснушек.

Да разве я хвалюсь, что лучший я поэт,

Что люди чтут меня, читая книгу?

Я лишь хотел, что бы тебя ласкал рассвет,

И ноты слов могла его постигнуть…

Но оказалось, что душе милей земля,

Врата прекрасного, тебе закрыты.

Твой постулат – работа, деньги и семья,

А мой удел радеть среди забытых.

Но всё равно, я счастлив, что ты здесь, со мной,

Ведь ты моя дорога, в моё небо!

Где я играю с ветром, под луной ночной,

И как печально, что тебе там не быть.

Сергей Грицай,

п. Целина

Серёга... прости!

Моими крыльями подметают мусор,

Вбивая его в щели моей души.

Я ГОЛОС – уставший, немножечко грустный,

В нём звуки красот, песком в землю ушли.

Ушёл перезвон хрусталя в синих водах,

Сломался, охрип шёпот девственных  рощ.

Иду в тишине, неизвестным мне бродом,

Где раны души моет искренний дождь.

Оставили сердце поющие травы - 

Мне золото месяца стало, как  медь.

Я плот, что в туманности, ищущий гавань,

Где в волнах рассвета мечтает сгореть.

Покинули сны, где я плыл в звёздном млеке,

Где запах фиалки окутывал ночь.

Их нежная память, закрыла мне веки,

Не зреть что бы ужас – отправила прочь…

А он словно стужа сковал наше время,

Жонглируя жизнью, разлил детский плач.

Он СМЕРТЬ, он безликий в сверкающем шлеме,

Пришёл «играть в правду» двурогий палач…

Я пел словно скрипка об осени жизни,

Я шел, словом правды на грешном пути.

И вдруг с Украины мне пишет друг близкий,

Слова комком в горле: « Серёга…прости!»

Перо ты родное, одно греешь душу,

Одно ты моё и страданье, и боль.

Ты росчерком гниль всю выводишь наружу

Не раз, поплатившись, за это судьбой.

Иду, я теперь, неизвестным мне бродом,

Туда, где рассветная по небу дрожь.

Где красный  восход, ещё кем-то не продан,

Где раны души моет искренней дождь.

Сергей Грицай,

п. Целина

Старость

Осенними нотами, жизнь играет свой вальс,

Наш путь, воспевая, эхом от прожитых  лет.

На озеро глаз, морщинок  набросит вуаль,

Сделав нетвёрдым ещё несдающийся след.

В кофейность волос, словно иней, выпадет снег,

Окрасив шафран, в оседлость уставшей судьбы.

Во сне разливая, детства ушедшего смех,

Чаще который глушит крик иль шёпот мольбы.

Соседкою будет, тихая музыка трав,

Играющий, ветер, в памяти прошлых надежд.

Останется боль и траур недавних утрат,

Так не сумевших, шагнуть на последний рубеж.

Невольно увидишь извитые борозды рук,

Лежащие, между сердцем, под гнётом тревог.

Они осеняют крестом, свой новый недуг,

Пред дверью, открывшими нам, последний порог.

Прочтённые книги и блеск  отточенных  спиц,

Игравшие в вязи, светом медовой луны.

Рисунками жизни, лягут на холст половиц,

Под мерное пенье жутко немой тишины.

В безмолвии этом, слышен мерцательный пульс,

Он птицей израненной, бьёт о холод стекла.

За ним в твоём фото, во взоре, плещется грусть -

Грусть одиночества, где так стары зеркала…

Вечерние сумерки гасят улицы свет,

Где ставни стучат, отбивая вечности час.

Тогда наши души, льнут за закатом вослед,

Где осень играет в золоте медленный  вальс…

Сергей Грицай,

п. Целина

Одесса. 2 Мая 2014

Где же ваши сердца? Ответьте мне люди.

Может вы перестали являться людьми?

С автоматами, в масках – вы Божие судьи ?

Или звери, рождённые в мир без души ?

Где же ваш гуманизм, воскОрмлённые млеком?

Или долларов затхлость получше на вкус?

Посмотрите в глаза молчаливым калекам -

В них  кричащим огнём вновь горит Профсоюз.

В них отчаянье, предрешённое смертью,

Спрятав боль под остатки кровавых бинтов,

Память снова в костре, за запертою дверью

Снова Господа молит: «За что мне, за что?»

Как  могли добивать стариков и женщин,

Словно птиц, что разбились о камни земли.

Неродившая мать даже стала мишенью,

Для нациста которому мир наш безлик.

Для которого нет, законов и чести,

Нет цветущих дорог на священном пути.

Только есть за убийство, с подписью чеки,

Что помогут бандитам на волю уйти.

Вам не будет прощенья земли или неба,

Грех ваш чёрным крылом в сердце выжжет кресты…

А к могилам убитых,  искрами, нежно,

Будут вечным дождём, сверху падать цветы…

Сергей Грицай,

п. Целина

На краешке гранита

Прольётся дождь весенний,

И белый куст сирени

Ко дню Победы снова зацветёт.

И вырвутся из плена

Улыбки без сомненья,

И много еще доброго придёт.

Цветы, цветы, как слава,

Оставленная в прошлом,

Но есть ли у нас право

Не думать о хорошем?

На краешек гранита

Устало солнце сядет…

Сто грамм уже разлиты

И залп Победы грянул.

За тех, кто не вернулся,

Для тех, кто еще рядом.

 

Дмитрий Клименко

ст. Егорлыкская

 

 

 

Блоги

Все на свете не случайно

Никогда не думала о том,  что красота душевная передается по наследству нужному человеку. В определенный момент времени люди, близкие по духу, сталкиваются и уже никогда не разлучаются.

Подробнее...

"Район плюс"

Интернет-газета Ростовской области

добавить на Яндекс

Конкурсы

В настоящий момент конкурсы готовятся к публикации. Следите за обновлениями!

Погода Ростов-на-Дону

+17 o Переменная облачность .
Прогноз для Ростов-на-ДонуРостов-на-Дону